Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
16. Мартовский сыч.

Скачать этот фильм в сжатом формате. Мартовский сыч. Скачать этот фильм в сжатом формате.


   


Река Бобр в марте.
  • Март – удивительнейшее время года. Особенно там, в естественной лесной стихии. Чаще всего мы его вообще не видим и не знаем. Занятые суетой обычных мартовских праздников и последующих будней, мы обычно представляем себе этот месяц года как совокупность зимних морозов, февральских метелей, снежного наста, реже – редкого солнца, первых луж и проталин, а иногда и дождей.
  • Изредка вспоминаем, что где-то в конце марта, ах да – 22-го числа, день догоняет ночь. Ну и бесконечно сетуем, что весна никак не наступает.
Март.

Плывущий бобр на реке Бобр.


Иней.

Плывущий бобр. Приближение.


Вид  реки Бобр.

Мартовский вечер на реке Може.
  • В лесу, в эту пору года, редко кто бывает.
  • Да, морозы с дождями. И снегу по колено. И лужи, в которые иногда проваливаешься по пояс. И серые, туманные дни. Ну и конечно – солнце. Мартовское солнце, которое необыкновенно пробуждает к жизни всё.
  • Что бы увидеть и узнать март надо отправиться в лес.
  • И в этом году у меня это как-то получилось. Несмотря на жуткую нехватку времени на эти поездки.
  • Удивительно, но получилось!
  • И первая такая поездка состоялась как раз 8-го марта.
  • День был изумительно красивый, солнечный, можно сказать даже тёплый. Снег на лесных дорогах ещё только кое-где становился рыхлым и сырым. Луж практически не было.

Кадр съёмок. Мохноногий сыч на густой, старой ели.

Мартовский мороз.


Старый мост через Бобр. Теперь его уже нет.

Можа.

Сколь не снимай - а всё равно, красота!


Почки ждут весны.

Кадр из фильма. Мохноногий сыч. Приближение.
  • Бобр предстал во всей своей мартовской красе!
  • А вдоль всего побережья реки – следы бурной деятельности бобров. На мартовском снегу, да ещё в солнечную погоду они очень хорошо заметны.
  • А это – бобровая дорожка к воде крупным планом.
  • Возле оснований стволов огромных сосен появились первые круги-проталины. Великолепное зрелище! Весна!
  • На одном из притоков реки Бобра, на речке Еленке, попался в кадр интересный перекрёсток. Вон там, на другом берегу, вытоптанная до пожухлой прошлогодней травы, к реке идёт бобровая дорожка.
  • А от леса вдоль реки тянется лыжня.
  • Этакий своеобразный перекрёсток, где пересеклись бобровые и человеческие пути.

Ещё один кадр с мохноногим сычом.

Ольха.


Хмель и ольха.

Лунная ночь.
Проталины.


  Замёрзшая веточка.
Лунная ночь.
  • Ну вот, первая, прогулочная, поездка марта была закончена. Выехать на ночь в тот раз не получилось.
  • Но ровно через неделю мне удалось выехать именно с ночёвкой. Правда погода в тот раз была не столь яркая.
  • Зато первый кадр – плывущий бобр на реке Бобр.
  • Не на Може, как прошлым летом, и не следы, а именно сам бобр.
  • Появился он совершенно неожиданно. И снимал я его, чуть ли не на боку держа камеру. И расстояние было – от сотни метров и дальше.
  • Но зато – бобр на Бобре. Это всегда красиво.
  • Когда приближались сумерки, я добрался до Можи. Побродил немного по окрестностям, в надежде что-нибудь услышать. Или увидеть. Но нет. Тишина.
Луна среди веток.

Подготовка аппаратуры. Мост через Бобр. Мороз.


Берег Бобра.

Фотошоп? Нет - это март!

Тени на снегу.


Зимняя колея.

Лисица мышковала.


Мартовская дорога.
  • Когда уж совсем стало темно, подошёл к Може. Отснял журчащую воду реки. В мартовскую морозную ночь это сказочное впечатление.
  • Начал потихоньку отходить от моста через Можу. Теряя надежду на удачу. Тишина поражала. Должно же что-то быть. Март же.
  • Когда отошёл от реки метров на двести, рядом со мной, неожиданно начал токовать самец серой неясыти. В 21-20. Буквально метрах в пятидесяти.
  • И всегда это неожиданно. Хотя всё время ждёшь.
  • И тут первая неудача. Кричал совин совсем рядом, но после первого же крика перелетел на другой берег Можи. Я даже не успел включить аппаратуру.
  • А он был уже в трёх – четырёх сотнях метров от меня. Потом перелетел в обратную сторону. Началась обычная ночная погоня. Я за ним, он от меня. Точнее сказать – мои действия его никак не интересовали. На аудио- провокации он реагировать не захотел.

Март. Дорога к Бобру.


Ох, какие мартовские сугробы!
Почти весна.


  Поворот к "памятнику сове".
Мартовский Бобр.
Лесная дорога марта.


Следы полёвки на снегу.

Лиса так ныряла в снег за полёвкой, что даже отпечатки ушей на снегу оставила.
  • Приблизительно полчаса я тщетно пытался к нему приблизиться. Мои движения были ограничены заболоченными лесами по берегам Можи. А для него это не было препятствием.
  • Через полчаса он замолчал. А может, улетел куда-то.
  • Некоторое время я ещё находился там, надеясь, что совин подаст голос. Но так и не дождался.
  • Правда, немного записать его токование мне удалось. Удивительные звуки ночного леса.
  • А ночь была сырая и холодная. Настоящая мартовская.
  • У меня даже видеокамера от холода отключилась. Пришлось её снимать с устройства подсветки и прятать во внутренний карман куртки. Чтобы слегка отогреть.

Лосиные погрызы на иве.

Обочина дороги.


Лес, просто мартовский лес.

Мой вечный "памятник рыси".
Лесные дороги. Их можно снимать бесконечно.


  На подходе к "памятнику рыси".
Этот валун - почтовый ящик для животных.


Свет марта.
  • Когда я прошёл километров шесть по ночной дороге, недалеко от моста через реку Бобр, я услыхал токующего самца мохноногого сыча. Этот крик мне тоже удалось записать. Правда, кричал самец далековато, метрах в трёхстах, четырёхстах от меня. Запись получилась еле слышимая.
  • Через довольно густой ельник, глубоко проваливаясь в снег, я из всех сил стремился к нему подобраться. Но, как только подошёл почти вплотную, он улетел ещё дальше, в глубину леса. Потом ещё дальше. Мне так и не удалось его достать.
  • Времени у меня ещё было достаточно, и я пошёл не как обычно, через мост на Бобре, а в сторону речки Еленки.
  • Километрах в четырёх, уже в четыре утра, недалеко от железной дороги, я услышал ещё одного токующего самца мохноногого сыча.
  • Но этот кричал уж очень далеко от дороги. Я его еле слышал, и даже не сделал попытки приблизиться. Тем более, что теперь уже и время поджимало.

Снегирь.


Сугробы.

А рысь то, здесь обитает не только на плакатах.


Речка Еленка.

Мартовская вода.

Мартовский пейзаж с речкой Еленкой.


Мартовская вода.
Утренние облака.
  • Так эта ночь и окончилась, в общем-то, неудачей.
  • Токующие мохноногие сычи в марте, мартовские сычи, не захотели мне позировать.
  • На память остались лишь аудио- записи. Правда, кое-какие записи, неважнецкие. И – вот эта карта. На ней я отметил где, и во сколько, слышал самца серой неясыти и двух мохноногих мартовских сычей.
  • Ночь с 13 на 14 марта, 2011 года, закончилась.
Весь берег реки в бобровых следах.

Берег реки.


Тропинка к колодцу.

  Мартовские кристаллы.

Мартовский пейзаж.


Тростник, снег, вода.
Работа бобров.
  • Но случилось так, что ровно через неделю, 20 марта, мне опять удалось выехать в те же места. На Бобр и Можу.
  • Вот и Можа. Небольшая лесная речка, впадающая в, более крупную реку, Бобр.
  • И мартовский закат над Можей.
  • Вечная красота.
  • Естественно, прежде всего, я отправился в «свой лес» - в старый, очень густой и красивый ельник, за Можей, где не раз и видел и слышал серых неясытей и мохноногих сычей.
  • Погода была, в общем-то, ясная, но в тот момент, когда я входил в этот лес, непонятно откуда повалил густыми хлопьями снег. Правда, не долго.
  • Я даже не успел спрятать под полиэтилен аппаратуру.

Вид с моста.

Поворот реки.


Лыжня вдоль реки.

  Ох!
Чьи "лапки" на берегу?

Первая проталина.

Ледяной островок.


Сугробы марта.
  • И тут закричал сыч. Мохноногий сыч. Мартовский мохноногий сыч. В 19.04. В ельнике было уже достаточно темно. И тут началось.
  • Как рассказать, что из себя каждый раз представляет эта погоня. Не знаю. Слова и даже видео съёмка – это уже вторично.
  • Но попробую. В очередной раз.
  • Ночной, старый ельник. Высоченные, ветвистые деревья. Мохнатые еловые лапки, свисающие отовсюду. Поваленные деревья. Темнота. Для человеческого глаза – непроглядная.
  • Март. Снег – глубже, чем по колено. Иногда и ещё глубже. На снегу – ледяная корка. Предательская. Наст. Он держит секунду-две, а когда выпрямляешь ногу – тут же с хрустом проваливается. Проще идти по более глубокому снегу, но без этой корки. Ещё хуже – когда делаешь шаг, два, а потом всё равно проваливаешься.
  • И это всё с аппаратурой в руках. И в полной темноте. И ещё ветки со всех сторон, которые норовят сделать подножку, вцепиться в аппаратуру или рюкзак, выколоть глаз.
Март. Берег реки Бобр.


Вот такие снега!
Весна начинается!


Опушка мартовской красоты.
 

  Полосы земли и неба.
Лесная дорога.


У дороги - очередная табличка.
 

Бобровый сход к воде.


Сугроб.
  • Если до начала погони было, мягко говоря, не жарко, то теперь пар валил клубами. Глаза щипало от стекающих со лба капелек. Весело!
  • Но это не самое главное.
  • Сыч кричал совсем не далеко и вскоре я обнаружил его точное место нахождения. Собственно у мохноного сыча была своя задача – он призывал самку и предупреждал конкурентов о занятости территории.
  • Обнаружить то, обнаружил, но…
  • Дальше дело не пошло. Сыч вокализировал прямо у меня над головой, но очень высоко, метрах в 30-40 над землёй. Ели, старые и густые, не позволяли увидеть его среди веток. Он кричал совсем рядом, но луч фонаря упорно находил только толстые еловые ветки, радиально отходящие от стволов.
  • Я обходил это место со всех сторон, надеясь его увидеть. Правда, сделал сносные записи его голоса.
  • Тщетно, снять на видео не получалось. Полчаса или более продолжалась эта карусель. Я уже совсем выбился из сил и почти потерял надежду его снять.

Март во всей красе.


Снег и сосны.

Лесные стены.
 
Край леса.

  Берёзки.

Мартовская берёза.


Сосна.

Дорога.


Граница зимы и весны.
  • И тут он замолчал. Я мучительно соображал, что третья поездка на Можу, три недели завершились впустую.
  • Минуту или две длился этот шок, вместе с отдыхом.
  • Но тут сыч начал вокализировать снова. Метрах в пятидесяти от меня. Я перебежал туда. Если это переползание можно назвать словом «перебежал».
  • И в этот раз мне повезло. Я поймал его в луч света.
  • Конечно, проваливаясь в снегу и устанавливая аппаратуру, пришлось повозиться. Позировал он целых тринадцать с половиной минут. Но большая часть этого времени была потеряна на падения в рыхлый снег под проваливающимся настом.
  • Поэтому общее время видео, которое показано в фильме, оказалось небольшим. Да и сами съёмки – не очень. Однако, представьте себе, что значит снять на видео небольшую сову, которая по размеру чуть больше скворца, с расстояния в 30 а то и 40 метров в полной темноте.
Сосны в мартовском небе.


Контрасты марта.
Опушка мартовского леса.


  Сосны.

  Замёрзший водяной. Ему тоже бывает холодно.
Снег на ветках сосны.


Лыжня и дорога.
Ледяные островки на старых опорах моста.


Лыжня.
  • Сыч сидел ко мне спиной и, в общем-то, никак не реагировал на всю мою световую и шумовую возню.
  • Любопытно, что примерно посередине этой песни любви он вдруг замолчал и тут же начал снова, совсем тихо, постепенно наращивая мощность криков. Мне даже показалось, что ему ответил другой сыч. Но я ошибся.
  • Только в самый последний момент сыч повернулся ко мне и, сверкнув глазами, спорхнул в темноту.
  • Наступила тишина. Свернув аппаратуру, я с трудом стал выбираться из елового бурелома, ориентируясь только на восходящую луну.
  • Метров через сто – сто пятьдесят ельник закончился. Началось сосновое редколесье. В этот момент где-то от Можи, в километре или полутора закричал самец серой неясыти, и почти одновременно с ним, там, куда я направлялся – тот же мохноногий сыч.
  • Но сыч был немного ближе, кричал, не умолкая, а самец серой неясыти, крикнув пару раз – замолчал.

Солнечная дорога.

Небо марта.

Ели.


Еловые ветви.

Смерть. Именно так она выглядит.

Небо.


Просвет между елями.

Полосы облаков.


Обломок.
  • Я пошёл на сыча. Но что значит – ближе. И что значит – редколесье. Небольшие полянки перемежались участками густого сосняка, высотой два-три метра. И идти через них было не намного легче, чем через еловый бурелом.
  • Только когда я выбрался в более зрелый сосняк, возраста примерно сорока лет, передвигаться действительно стало проще. Тем более, что снег здесь был не такой глубокий.
  • Я уже определил, откуда вокализирует мохноногий сыч, и надеялся, что в сосняке мне удастся снять его получше, чем в ельнике. Но тут он замолчал. На всю оставшуюся часть ночи.
  • Я побродил по этому сосняку ещё около часа. Надеясь. Потом шёл по окружной дороге к мосту через Можу. Практически, весь район этих моих поисков и съёмок был для меня более-менее прослушиваемый. Если бы там закричали совы, я наверняка бы их услышал. Но этого не произошло.
  • Только луна освещала мою ночную дорогу.
Лес в марте.


Лещина цветёт.

Контрасты весны.


Берёза.

Мартовский Бобр. Он же вечен!

Капли калины.


Мартовские ухабы.

Место привала.


Живой родничок.
  • Интересно также и то, что на всём остальном пути назад, а это примерно ещё 12-13 километров, сов я так и не услышал. Хотя на этом маршруте, неделю назад, а именно – 13-14 марта 2011 года я отмечал и мохноногих сычей и серую неясыть.
  • Так что вот такие интересные наблюдения за мартовским мохноногим сычом у меня получились в марте 2011 года.
  • И ещё. Через месяц, 17 апреля, я снова попал туда. На Бобр и Можу. В надежде на новые съёмки. Снега уже не было, но и сов я тоже не отметил. Никаких.
  • Зато удалось снять совсем иных животных. Но эту историю я расскажу уже в другой серии фильмов.

Речка Еленка.

Мартовское отражение.
   
 
Яндекс.Метрика
 


 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта