Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
14. Асино. Удивительное время года.

   

Наша утренняя электричка.
  • Буквально через несколько дней после нашей поездки в Асино, выпал снег. Началась зима, уже настоящая. С постепенно усиливающимся морозцем и снегопадами. А в тот день, 2 декабря 2012 года мы попали в совершенно удивительный сезон года. Когда ещё и не зима, но уже и не осень.
  • Четыре с половиной года тому назад, здесь же, в Асино, в самом конце февраля и начале марта 2008 года было такое же межсезонье. Но только между зимой и весной.

Электричка уходит дальше, а мы остаёмся на пустом перроне, покрытом инеем.

Единственные наши попутчики в то утро - пара пенсионеров-дачников.


Туда, в декабрьский утренний туман лежит наш путь к заветному ручью.
 
Станция Асино. Когда-то давно был маленький полустанок, где и будки этой-то не было. И перрона не было. На временной песчаной насыпи кое-как лежали бетонные плиты. Называлось это тогда "806 километр". А ещё раньше здесь и вовсе не останавливались поезда.

А вот и расписание. Фото на память.


Ну и соответствующий плакат. Тоже на память.
Небольшой трансформатор на краю станции. И всё в голубом тумане.
  • Есть такие удивительные времена года, когда по календарю как бы одно, а у природы своё измерение. И вот в этот раз, именно на такой сезон и попали. Морозный туман, иней. Но снега ещё нет, и температура почти не отходит от нулевой отметки.
  • Туман красивый, голубой, но холодный, сырой и как-то зябко в нём после электрички. Даже начинаем движение как-то неуклюже.
  • Впрочем, это только здесь, на насыпи железной дороги. Чуть позже, когда спустились в лес, сразу стало теплее, живее. Ни температура, ни влажность, конечно же, не изменились никак. Это лес. Он обнял нас своим объёмом жизни и согрел.
  • Вот так.
Вдали уже виден спуск с насыпи к ручью. От станции до него не далеко. Метров 200.
Синий иней.


А это - ступеньки к ручью. Бетонные, с металлическими перилами.
 
А вот, собственно и наш ручей. Заниматься исследованиями я здесь начал давно, в 1987 году, а вот как этот ручей называется - не знаю. Нет у него названия на картах. Километрах в пяти, ниже по течению, он впадает в такую же крошечную речку Синицкую, затем в Перетуть, в Усу и в Неман. А вот у самого названия нет. Я его так просто и называл всегда - "мой ручей".

Ручей вливается в тоннель под насыпью железной дороги.


Вид на ручей с насыпи. Да, здесь изрядные перемены.

Красные ягоды паслёна на фоне сизого инея межсезонья. Фантастически красивое зрелище.
  • Вот не случайно я сказал, про объём жизни, которым нас обнял лес. Выражение, конечно, не научное, эмоциональное. Да, верно.
  • Не был я здесь, получается, четыре с половиной года. Почти пять. Ну, всё никак не получалось. Но раза три-четыре мимо проезжал. И после весны 2008 года сразу стало заметно, что с этим местом что-то не так. Что именно? Да деревья спилили. На самом выходе ручья из леса. Когда это впервые увидел, подумал - может бобры? Но нет, деревья именно спилены.

Разрушения, сделанные человеком.
Спиленные деревья ольхи над простором воды постепенно покрываются трутовиками.


На краю леса - поленница дров. Брошенных дров.

Вот так теперь выглядит место выхода ручья из леса. Бобровая плотина разрушена, а деревья спилены.
Спиленные и брошенные деревья над водой ручья.


Вот они, эти самые поленницы дров, изрядно поросшие трутовиками.
 

Брошенные поленницы дров на фоне полотна железной дороги.
  • Зачем именно спилили деревья - трудно даже понять. Возможно, какому-то начальнику пришла в голову нелепая мысль - дескать, разлив воды из-за бобровых плотин подмывает насыпь железной дороги. Возможно.
  • Но это - только моё предположение. Результат же оказался просто ужасный.
  • Другого слова, как "варварство" я к этому пейзажу применить не могу.
Чуть дальше от железной дороги - прекрасный заболоченный лес.
Мшистые основания деревьев.


Упавшие, мшистые деревья, и кабаньи тропы через них.

Спиленные и брошенные деревья и разрушенная бобровая плотина. Декабрь 2012 года.

Эти леса - удивительно красивы.
 

Буреломный лес.

Болото, заваленное рухнувшими деревьями.


Лещина, золото листьев на земле и замшелые пни.
 
А вот так это же самое место выглядело в самом конце ноября 2007 года. Ровно пять лет тому назад. Разница есть?

Вековые ели.


Гармония, которую создаёт природа, всегда будет идеалом.
Мощные корни, вцепившиеся в болотистую почву.
  • Разница, конечно, потрясающая. Была красота. Сделали нечто безобразное.
  • Зачем? Какому негодяю пришло в голову так уродовать лес? Кто пилил деревья? Неужели рука не дрогнула?
  • Нет ответа. Лес молчит. Он не напишет жалобу, не подаст в суд. Он просто умирает. Точнее - он уже мёртвый.
  • Но это - ещё не всё. Если деревья хотя бы использовали. Ну, хотя бы на дрова. Нет и этого.
  • В полусотне метров от разрушенной бобровой плотины, я обнаружил целые залежи распиленных на дрова деревьев. Распилили и бросили. Так всё уже пять лет и лежит. Обильно буйствуют здесь самые разные виды трутовиков. Природа не обращает внимания на человеческие глупости. Она вершит свой круговорот.

Огромные пни от рухнувших деревьев.

Эти пни чем-то напоминают головы чудовищ, высовывающихся из-под земли.


Вот возле той маленькой ёлочки - "мой ручей".

Поленница дров, поросших трутовиками.

Чуть заметные кабаньи тропы, через поваленные деревья.


Ручей в месте зимовки.

На другом берегу ручья - торфянистая отмель.


Отражения елей и зелёные островки ряски, удерживаемые рухнувшими деревьями.
  • Наблюдая эту картину, я неожиданно припомнил одну, очень давнюю историю.
  • Был я тогда ещё студентом и, по собственной исследовательской инициативе, путешествовал по Беловежской пуще. И вот там мне рассказали то ли легенду, то ли быль, про одного исследователя, человека науки, который поставил перед собой задачу - изучить за какое время, какие виды грибов-трутовиков разрушают различные виды деревьев. Как происходит развитие конкретного вида сапрофагов, и какие меры противодействия разрушению древесины наиболее эффективны.
  • Подумайте сами - здорово было бы, грамотно подавляя развитие грибов-сапрофагов, например - в берёзовых брёвнах, построить дом из таких брёвен, который простоял бы лет двести.
  • Что сделал этот учёный. Он сложил в укромных местах леса, куда обычные посетители Беловежской пущи не ходят, такие срубы-колодцы из самых разных видов деревьев. Из дуба, осины, сосны, ольхи, ели и прочих деревьев. А чтобы местные работники случайно эти срубы не тронули - всем подробно объяснил - где и зачем он эти срубы сделал.
  • Эксперимент был задуман надолго. На всю жизнь. Результат обещал быть весьма интересным. И что же?
  • В первый же год эти срубы разломали или сожгли те самые работники пущи, которым объяснялось - зачем срубы сделаны.
  • Почему они так сделали? А просто так - дескать вот ты такой умный - так вот тебе. Назло. И всё тут. Работа была уничтожена. Тупо и безголово.
  • Здесь, в Дзержинском районе, возле "моего ручья", сделали всё с точностью до наоборот. Деревья спилили, частично просто бросили, частично порезали на куски и тоже бросили. Эксперимент, конечно же, никакой не ставили.
  • А вот трутовики взялись за дело. Зализывать раны, которые люди нанесли природе.

Ручей густо засыпан старыми, рухнувшими деревьями. Пробираться через них местами весьма трудно.


Зеркало воды ручья отражает лес по берегам ручья.
Лес за "моим ручьём".


Деревья поперёк ручья и заводи, покрытые ряской, в самом месте зимовки травяных лягушек.
 
А это - настоящие "джунгли" белорусских лесов.

Завалы рухнувших елей на берегу ручья.


Ель поперёк ручья. Именно с неё, пять лет назад, я снимал под водой зимующих травяных лягушек.

Пойма ручья.
  • Впрочем, посетовав о разрушениях, мы отправляемся дальше, вглубь заболоченных лесов, подальше от железной дороги. Я ставлю перед собой задачу - выйти на участок зимовки травяных лягушек и посмотреть, как там обстоят дела.
  • Сами по себе, наши белорусские леса настолько красивы, причём абсолютно в любую пору года, что это не сравнимо ни с какими другими местами на этой планете. Надо только уметь видеть эту красоту.
  • Чего, например, стоит, в измерении эстетики, вот этот великолепный ельник на небольшом холме, посреди болотистой поймы!

  Я провожу видео съёмку дна ручья в надежде найти там лягушек.
Камера над поверхностью воды.


Ели. Старые и новые.

Столетние ели вцепились своими корнями в холмик, посреди болот.

Место зимовки.


Мшистый пень.

Трутовик на пне.
  • Кажется, именно в этих местах, поселились все сказочные персонажи. И вот, вот, из-за очередного елового выворота выглянет леший и удивлённо начнёт расспрашивать путников об их пути!

Рогатый выворот.
"Воздушные" корни елей иногда создают уж нечто совсем причудливое.


Вот такие корни.

Рухнувшая, под напором ветра, большая ель.

Лес вокруг "моего ручья".


А бывают корни и вот такими.

По корням можно составить целую галерею.
  • То тут, то там наш путь пересекают кабаньи тропы, и их же многочисленные почвенные порои. Кабанов здесь много.
  • Мшистые корни в основании стволов ольхи создают иллюзию мангровых зарослей где-то на юге Индии, а полуразрушенные пни и вывернутые буреломом корни творят настоящую сказку!
  • Однако, путешествуя по этим очаровательным местам, мы всё же находим место ручья, где пять лет тому назад, обнаружили небольшую зимовку травяных лягушек.
Когда смотришь на эти снимки - кажется, что лес редкий и пройти легко. На самом деле это совсем не так.

И везде - торчащие из земли корни.


Поросшие лишайниками и мхами старые вывороты.

Впереди - место ручья, где была зимовка травяных лягушек.

Поломанные ветрами старые и трухлявые деревья - обычное дело.


Почему корни деревьев здесь так торчат из земли?
Почему корни торчат, я не могу точно сказать. Только догадываюсь.
  • И вот тут выясняется интереснейший факт. Зимовки нет. Обследования дна ручья как выше, так и ниже по течению дают только один результат - лягушек нет. Там, где была сама зимовка, их тоже нет.
  • Я делаю подводную съёмку дна ручья. И не обнаруживаю ни одной лягушки.
  • Зимовки нет. За минувшие четыре с половиной года зимовка травяных лягушек здесь исчезла. Каковы причины этого события? Однозначный ответ я не могу дать. Однако, некоторые изменения этого места и ручья, который мы обследуем, дают какую-то подсказку.

Заболоченная и заброшенная кварталка, недалеко от выхода из леса. Там стоит Наташа. Каким маленьким кажется человек в этом лесу!
Из леса в "мой ручей" впадают многочисленные роднички. Это один из них.


Да, это только на первый взгляд, кажется, что здесь легко идти.

Видео камера в приспособлении для подводных съёмок на поверхности ручья.
Я провожу съёмку дна ручья.

Рухнувшие мёртвые деревья везде. Лес постоянно обновляется и отнюдь не требует человеческого участия.


Ближе к краю леса, больше пожухлой, травяной растительности.

Вот и край леса. Железная дорога. Поезд. И те самые поленницы никому не нужных дров.
  • Первое, что явно бросается в глаза - ручей заметно обмелел. Точнее так - бобровые плотины не только подняли уровень воды, но и изрядно замедлили скорость течения воды. В результате этого залитыми водой оказались большие территории, и слой подводных осадков стал заметно толще. Причём, процесс прибавления донных осадков несколько опережал процесс повышения уровня воды.
  • И вот результат. Если пять лет назад здесь глубина воды достигала метра, а слой листьев на дне - ещё 20-30 сантиметров, то сейчас - слой воды всего 15-20 сантиметров. Ниже - слой торфа с опавшими ветками. Листьев нет. Точнее - они просто засасываются медленно, но постоянно откладывающимся торфом.

Железная дорога и опушка леса.
Ступеньки к ручью. И морозный туман.


А это ручей с другой стороны от железной дороги.

Ручей изрядно обмелел. Значительная часть поверхности воды превратилась в слой жидкого торфа.
Основание тоннеля, через который течёт ручей.


Вначале, после тоннеля, ручей течёт весьма бурным потоком.
Немного ниже по течению, после выхода из тоннеля ручей разливается. Рядом с ковром из ряски уже лежит ледяная корка.
  • Что же получилось в результате этого? Слой воды сократился примерно в пять раз за прошедшие пять лет. Вместо рыхлого слоя листьев и веток, который хорошо промывался водой, оказался, практически не промываемый водой, слой торфа. Теперь к этому следует добавить метан, углекислый газ и, возможно, иные газы, которые являются ядовитыми для лягушек.
  • И вот результат - зимовка лягушек постепенно исчезла. Лягушки стали задыхаться в слое торфа, а промерзающий сверху зимой слой воды оставлял всё меньше места для проточной воды. Да и эта вода становилась менее пригодной для зимней жизни лягушек.
  • Так, постепенно, зимовка исчезла. Лягушки, которые не погибли здесь, просто ушли. Выше или ниже по течению. Мне обнаружить их здесь не удалось.
  • Впрочем, это всё - лишь мои предположения. Правда, эти предположения основаны на видимых изменениях местности, которые явно созданы бобрами.
  • Да и человек добавил к этому свои разрушения. Самая нижняя бобровая плотина, на этом участке, та, которая перед насыпью железной дороги, была фактически основной. Именно она поддерживала высокий уровень воды на всём участке. После её разрушения вода ушла, а слой торфа на дне ручья остался. Таким образом, и случилось исчезновение зимовки.

Вся засохшая трава, вдоль дороги, покрыта инеем.

Возле станции, перпендикулярно железной дороге, проходит старый, заброшенный тракт. Сейчас - это дорога к дачам. А когда-то вдоль тракта сажали лиственницы. Теперь - это огромные деревья, которым уже сотни по полторы лет. А может и больше.

  Настоящие еловые "три богатыря".

Серебряный иней на свисающих ветвях лиственниц создаёт изумительно красивые гирлянды. На ветках сохранилось ещё много бледно-жёлтых, мягких иголок. Сочетание этих цветов делает всю картину просто сказочной.
Вот они - цветы снежной королевы.
  • Вот, собственно, с зимовкой и всё. Нет её здесь и в этом году. Может быть через год, два она здесь вновь образуется. Может быть.
  • А пока мы отправляемся в обратный путь.
  • Вот не случайно я сказал вначале про объём жизни, которым лес буквально насыщает всё пространство. Это действительно так. Здесь и теплее и не так сыро, как на насыпи железной дороги. И время года здесь удивительное, странно тёплое и живое. Уже не осень, но ещё и не зима.
  • А по дороге назад нам кое-где попадаются под ногами цветы снежной королевы - ледяные друзы. Те самые, которые я показал в фильме "Аномалии января" про травяных лягушек, именно в этом месте. Они растут уже сейчас. Что бы потом, когда начнутся морозы, прикрыть жизнь своей ледяной шубой.
  • В природе всё продумано.
Ледяные друзы уже начали расти через слой опавших листьев.
   


 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта