Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
   

Въезд на мост через реку Случь.
  • Очень часто случается так, что свернув буквально чуть-чуть с привычных дорог, оказываешься в совершенно удивительном месте. Вроде и рядом, вроде и никогда там раньше не был. И вот, вдруг открываешь для себя совершенно новый мир.
  • Вот так вышло и в эту поездку.
  • В самом начале мая 2013 года мы отправились в хлев.
  • Точнее, в Тремлю.

Кусты над Случью одеты в майскую зелень.

Вид реки.
  • Тремля - это небольшая речка, где-то на юге Беларуси. На Тремле есть рыбхоз, который наполняет свои пруды водой этой речушки. На этот рыбхоз мы ездим уже давно, но не за тем, чтобы ловить там рыбу. Рыбхоз, на юге Беларуси, для наших научных экспедиций наиболее интересен черепахой. Для черепахи каналы, пруды, дамбы, являются подходящими местами обитания и размножения. Для нас, же – это удобный стационар для наблюдений.
  • Собственно, на самих рыбхозных прудах, мы не останавливаемся, да и не бываем. Место нашего лагеря находится в нескольких километрах от них.
Облака над Случью.

Синяя вода.

Болотная черепаха. Редкое и своеобразное животное Беларуси. Она внесена в Красную книгу и обитает только в южной части республики.

Прыткая ящерица. Самка. Снимок сделан возле реки Случи.
Болотная черепаха греется на бревне.
  • Лично для меня речка Тремля интересна ещё и как место наблюдений за совами. Наш лагерь располагается на месте бывшей пасеки, недалеко от коровника и посёлка. Собственно посёлка, пасеки и коровника там уже очень давно нет. Но вот когда от коровника ещё были остатки, там, в этих полуразрушенных постройках, я нашёл большое совиное гнездо. С тех пор это место мы стали условно называть «хлев». На память об этом событии.
  • Вот именно в хлев мы и отправились.
  • Одно из весьма примечательных событий на дороге – речка Случь.
  • Возле моста через Случь мы всегда останавливаемся, чтобы полюбоваться красотой весенней природы и сделать небольшую фото сессию на память.
Самка болотной черепахи, идущая к местам откладки яиц.

Сергей Михайлович Дробенков с аспиранткой Еленой Куликовой проводят измерения болотных черепах.
 
Река Случь.
Цветущая груша.

Вид сверху на мост с узкоколейкой.
  • Второй интересной точкой, в этот раз, стал мост с узкоколейкой над трассой Пинск – Калинковичи.
  • Никогда под этим мостом не останавливались. Но в этот раз я настоял. Самое удивительное оказалось то, что узкоколейка через мост – действующая, не заброшенная. Хотя кажется, что ею уже давно не пользуются. А вот и нет. Следует отметить, что линий узкоколейных железных дорог практически не осталось в Беларуси. А вот эта ещё и используется! Просто реликт почти столетней давности.
Рельсы уходят вдаль.

На мосту шпалы хорошо видны, а вот дальше они скрыты в траве.

Мост с узкоколейкой над дорогой Пинск - Калинковичи.
Шоссе на Калинковичи.

Опора моста.
  • Ну а дальше получилась ерунда.
  • За Житковичами дорога оказалась настолько плохой, что вспоминая всё на свете, мы еле-еле добрались до нашего поворота. Со скоростью 20 км в час и преимущественно по обочине.
  • Собственно это обстоятельство и определило дальнейший ход событий. Ещё мучаясь на этих ухабах, мы составили примерный план объезда назад. Было ясно, что возвращаться по этой дороге не возможно.

Я фотографирую мост.

Майские берёзы уже все в листве.
  • Но вот и Тремля, начала мая 2013 года. Природа буйствовала опаздывающей весной. На бывшей пасеке уже цвёл мышиный горошек, а многие дубы ещё только распускали почки.
  • Да, конечно, весна в этом году необычная. Опоздавшая и торопящаяся весна. И всё, что было в этот раз на Тремле, по обычному, ежегодному ходу событий, запаздывало на недели полторы - две.

А вот некоторые дубы ещё только собираются распускать свои листики.

Небольшой мелиоративный канал.

Весна. Клёны уже начинают распускать листья. Дубы ещё только оживают.

Цветок фиалки.
Ветренница дубравная.
  • Безусловно, одним из главных чудес мира являются наши дубравы в конце апреля. Когда они начинают распускаться и расцветать, когда всё пробуждается после зимы. И небо в апреле обладает таким голубым цветом, какого не бывает весь остальной год. А ночью ещё холодно и раскрывается волшебный мир токующих сов. Это сказочное время.
Лесная, голубая фиалка. Она же называется собачьей фиалкой.
Мшистое основание ствола дуба.
Здесь когда-то была та самая пасека. Здесь мы иногда останавливаемся лагерем. Очень красивое место.

Белый колокольчик ландыша.

Мост через главный рыбхозный канал.
  • Да, в этом году весна запоздала. И с совами на Тремле, возле «моего хлева», которого уже нет, мне не очень повезло в этот раз. Да и времени то, особенно не было. С выездом пришлось задержаться, да и уехать раньше. Но кое-что интересное, именно здесь, мне попалось.
  • Я совершил небольшую дневную вылазку, так сказать по местам былой славы – туда, где находил совиные гнёзда в лесу и неоднократно видел и слышал сов.
  • Первой в кадр попала гадюка, переплывающая главный рыбхозный канал. Зрелище довольно редкое. Обычно на воде можно увидеть ужа.

А это и есть основной канал, по которому вода из Тремли поступает в пруды рыбхоза.

Берег канала.

Через главный канал рыбхоза переплывает гадюка. Редкий кадр.
Боковой, параллельный канал. Вода здесь практически не проточная. Именно здесь ночью я фотографировал квакш.

Мост, с другого берега канала.
  • В глубине леса – две косули. Одна некоторое время позировала за кустами. Кадр получился не очень эффектный, снимал, всё-таки из-за многочисленных веток, а пошевелиться было нельзя. Собственно эта встреча так и закончилась. Грациозное создание унеслось прочь.
Ветки акации над лесной заводью.

Коробочки (спорангии) со спорами мха кукушкиного льна.

Косуля за ветвями кустарника.

Гадюка - настоящее украшение белорусских лесов и болот.
Майская зелень на берегах канала.
  • Вечером занялся закатом. Закаты, надо сказать, здесь шикарные. Сразу за бывшей пасекой начинаются открытые места, как раз с западной стороны. Солнце долго и красиво скатывается через ветки дубов, потом медленно опускается за зубчатый край дальнего леса. Завораживающее зрелище!

Молодые листья клёна.

Сухая метёлка тростника.

Закат на Тремле.
Лесная берёза.
Маленькая остромордая лягушка в луже среди дубовых листьев.
  • Ну а потом начинается волшебная ночь. Жерлянки, зелёные лягушки вокализируют со всех сторон. С боковых, второстепенных каналов, вдоль главного канала, застучали квакши. Вот за ними, прежде всего, я и отправился.
  • Снимать здесь квакшу, занятие, можно сказать, даже не безопасное. В темноте, на обрывистых, заросших различным кустарником и лианами хмеля, берегах, торчит много обгрызенных бобрами острых кольев. То тут, то там предательски проваливаешься (хорошо ещё, что слегка) в неисчислимые бобровые норы. Так можно там и остаться навсегда.
  • Правда в этот раз я отделался только тем, что уронил фонарь и едва успел остановить его падение на самой кромке воды.
  • Кроме того, квакшу слышно с очень большого расстояния, идти нередко приходится далеко, а когда подходишь, животные замолкают. Иногда надолго. Так что фото охота на квакшу – весьма обманчивое мероприятие.
  • Но мне всё же удалось сделать несколько удачных снимков.

Чьё-то брошенное гнездо в расселине ствола дуба.

Сухая сосна.

Поющий самец квакши обыкновенной.
Кривые сосны.
В лесу мы нашли какие-то канавы и холмики. Что спрятано в них?
  • Квакша – маленькая, зелёная и красивая лягушечка, которая может лазить по деревьям. На кончиках пальцев у неё есть специальные приспособления, которые помогают это делать. Люди, случайно поймавшие квакшу, нередко увозят её домой, в качестве живого сувенира. Не следует этого делать. Во-первых, это животное включено в приложение Красной книги Беларуси, что уже само подразумевает её неприкосновенность. Во-вторых, обычно в руки попадает самец, который в первую же ночь устроит вам в квартире такой отбойный молоток, что вся любовь к маленькому изумрудику тут и закончится.
  • Пусть лучше она оживляет своим голосом ночи Полесья.
  • Однако не только квакши меня порадовали в эту ночь. На одном из второстепенных каналов я обнаружил медицинских пиявок. Да сразу несколько!

Рухнувший старый ствол.

В основании трухлявого пня - чья-то норка.

Чёрный монстр на фоне густой ряски - это медицинская пиявка. Редкое животное в Беларуси. Она внесена в Красную книгу.
Чибис в полёте.

Лесной мелиоративный канал.
  • Честно говоря, не видел это редкое животное в природе ну уж очень давно. Даже неприлично сказать сколько лет. А тут сразу несколько чёрных монстров, не спеша извивающихся в густом слое ряски.
  • Медицинская пиявка у нас внесена в Красную книгу и места находок её буквально единичны. Помню, в далёком детстве, видел пиявок и в аптеке. Длинные чёрные, плоские ленты извивались в высоком цилиндрическом аквариуме.
  • Сегодня медицинская пиявка – очень редкое животное Беларуси. А ведь это настоящий живой доктор для людей, страдающих различными видами заболевания крови. В том числе, пиявку можно применять и для предотвращения инсульта.
Бобровый сход к воде.

Маленькая бобровая плотина.
  • Но самая выдающаяся ночная встреча была ещё впереди. В последнюю ночь пребывания на Тремле, где-то уже около часа ночи, я выбрался на дорогу возле «хлева». Совы молчали. Пройдя около километра, уже без какой либо надежды на удачу, я уже собирался было разворачиваться обратно. И тут прямо на дороге, в свете фонаря заметил какой-то отблеск. Собственно так могла отсвечивать даже белая берёзовая кора. Ничего особенного. Выключил фонарь, включил. Светлая искорка на месте. Всё, пошли спать.
  • Почти повернувшись, ещё раз переключился. Искорка пропала. Ну, достаточно чуть-чуть изменить угол…

Болото посреди леса.

Заброшенная дорога в лесу.
  • И тут искорка возникла вновь и даже шевельнулась. Ну, то же ничего особенного. Глаза какого-то зверька. У собак, лисиц – глаза, обычно, красные. У косули – голубые, у козодоя – красно-золотистые глаза, и так далее.
  • Искорка была бело-жёлтой, даже с каким-то зеленоватым оттенком. И вдруг она начала плясать и явно увеличиваться в размерах. Кто-то бежал прямо ко мне. Вот это уже становилось интересным.
  • Искорка раздвоилась и плясала прямо по дороге. Я включил все фонари, камеру и замер. Зверёк бежал как-то странно, как на пружинках. Вскоре стало ясно, что это – куница. Она остановилась метрах в пяти-семи передо мной. И тут я разглядел, почему она так странно бежала. Левой передней лапки у куницы не было. Зверёк-инвалид, трёхногая куница.
Новый росток медвежьего уха.

Ветви дуба.

Ночной снимок куницы.
Вечернее золото тумана.

Заходящее солнце пробивается через листья и ветки.
  • Где и как ты, бедолага, потеряла лапу? В капкане? Возможно.
  • Удивительно, но зверёк не был худым. Когда, постояв полминуты, куница повернулась и изящными прыжками ушла в густую траву за обочиной, я увидел весьма упитанное и красивое животное. Куница явно не голодала. Отсутствие лапки не оказалось серьёзным препятствием в её жизни.
  • Я припомнил, что были случаи, когда я видел лягушек без ступни задней лапки. Они тоже явно не страдали от голода. Получается, что животные-инвалиды иногда не просто выживают, но ещё и умудряются сравнительно неплохо существовать. Вот так то.
Закат.

  На фоне заката птицы на проводах готовятся к ночёвке. Снимок сделан с расстояния примерно в полтора километра.

Куница уходит в сторону с дороги. Ночной снимок.
Утренний туман в дубраве.

Полоски солнца между чёрных стволов дубравы.
  • Куница меня покинула. Яркий свет фонарей ей, по крайней мере, до определённого момента, не мешал. Только когда она приблизилась ко мне вплотную, явно поняв, что перед ней нечто непонятное, куница решила не рисковать и свернула с дороги.
  • Я отправился обратно. Тем более, что мои совы для меня не кричали.
  • За поворотом дороги, вдали, возле моста, на склоне главного канала опять сверкнули глаза. А потом ещё дальше и на самой дороге тоже. Да, тёмная, претёмная майская ночь была полна жизни. Я поспешил к мосту.
  • На дороге, за мостом глаза просверкали золотыми точками и исчезли. А вот возле канала…. Там я на некоторое время остановился. Несущийся в темноте ночи поток воды, на котором там, тут летят клубки ваты из тумана, создаёт неповторимое зрелище. Временами по воде плывут то коряги, то островки водной растительности. Как живые существа они уносятся вниз по течению, поворачиваясь на маленьких водоворотах.
  • Иногда вода булькает, ухает, создаёт совершенно непонятные звуки. Всё это создаёт завораживающую картину.
  • Я не торопился. Было какое-то чувство, что произойдёт нечто интересное. Так оно и вышло.

Золотой утренний туман.

Туман над каналом.
  • Через некоторое время, как раз в том месте, где я освещал поверхность канала фонарями, вынырнул бобр. Он не шумел, не бухнул хвостом по воде, он появился из-под воды, почти как призрак, совершенно тихо. Некоторое время мы пристально изучали друг друга. Точнее этим занимался он. Я же, в добавку к наблюдениям, пытался быстро настроить аппаратуру. Но не успел. В последний момент, когда я уже нажимал кнопку фотоаппарата, бобр тихо опустился под воду. Больше я его не дождался.
  • Хотя вижу бобра ночью, как и днём, далеко не в первый раз, не могу отказаться от впечатления, что народное творчество срисовало образ чёрта именно с головы бобра. Растопыренные ноздри над самой поверхностью воды, удлинённый нос и округлые ушки в точности создали прообраз нечистика. Если с испуга, в темноте ночи дорисовать туда ещё и маленькие рожки – получается голова чёрта.
  • А потом, потом случилось утро. Солнечное, тёплое и туманное утро.

Трава в утренней росе.

Ветви дубов в тумане.

Утренний туман над каналом.
Ветка ольхи над бликами в канале.
Под мостом. Ласточка несёт сухую травинку в гнездо.
  • И, конечно же, отказаться от фото сессии такой красоты было не возможно!
  • Пренебрегая усталостью и полу бессонной ночью, после съёмок куницы и наблюдений за бобром в канале, я отправился по ближайшим окрестностям лагеря.

Дорога на Копаткевичи.

Река Птичь.

  Солнечный свет пробивается через туман и ветки деревьев и создаёт великолепную картину начинающегося дня.

Копаткевичи.

Сразу за Копаткевичами рельеф местности резко поменялся. То тут, то там, на горизонте стали появляться одинокие холмы.
  • Над каналами туман поднимался клубами и длиннющими щупальцами. Солнечные лучи пробивались сквозь листву дубов. Над каждой росистой веткой-кисточкой сосны извивались завитки водяного пара. Золотые солнечные дорожки протягивались между кривых и чёрных дубовых стволов. Роса на траве переливалась всеми цветами радуги. На прошлогодних, сухих стебельках травы прогибались от капелек росы гирлянды паутинок.
  • Рядом с нашим лагерем над небольшим холмиком земли извергался миниатюрный вулкан.
  • Природа буйствовала прекрасным майским утром.

Первая большая деревня за Копаткевичами - Челющевичи.

Погрузчик зерна в Челющевичах.

Завитушки водяного пара поднимаются над мокрыми ветками сосны.

Дорога. Вечная дорога.
Журавль над полем.
  • Конечно же, особенной частью этой фото сессии следует назвать съёмки паутинок. Да, ещё не конец лета, а, можно сказать, только самое начало. Однако паутинок было много. Видимо именно из-за влажной погоды они стали хорошо заметны, когда на их ниточках повисли капли росы. Паутинки превратились в контрастные белые диски, которые, то тут, то там виднелись в самых различных местах.
  • На некоторых из них мне даже удалось подсмотреть радугу от лучей восходящего солнца.
Мелиоративные поля вдоль дороги.
Дорога между Челющевичами и Ванюжичами.
  Пауки любят устраивать свои паутинки на сухих прошлогодних стеблях различных растений.

Деревня Ванюжичи.

Летние полевые приспособления для доения коров.

  Мокрая от росы паутинка переливается всеми цветами радуги.

  Цветущие сады в Ванюжичах.

Дом и подворье.
  • Конец мая на Тремле. В очаровательных дубравах Полесья начинают цвести ландыши. Ландыш и дуб - это два дружащих между собой растения, которые не любят расти одно без другого. Не случайно целый тип растительных сообществ так и назван - дубрава ландышевая.
  • Когда видишь, как в это время года некоторые люди продают пучки цветущего ландыша на углах города, хочется как-то защитить этот цветок от рук зелёных браконьеров.
  • Цветок ландыша не долговечен. Не лучше ли отправиться в лес, чтобы посмотреть на эту красоту, а не уничтожать её. Но, увы...

Водонапорная башня в Новосёлках.
Указатель на Любань.
  Капли росы и солнечные блики в зарослях ландыша.
Дом с берёзой в Новосёлках.

Клуб.
  • Ещё одним откровением этого утра стали миниатюрные "вулканы" - холмики земли, над которыми поднимались струйки пара. Всё это действительно было похоже на дышащий дымом и пеплом перед извержением настоящий вулкан.
  • Да, в Беларуси вулканов нет. Настоящих вулканов. А вот такие вулканы, утренние, при желании можно пронаблюдать.
  • И они создают свой особый колорит, свою часть нашей природы.

Дом с берёзой, водонапорная башня, клуб и эта трансформаторная будка - постройки времён фильмов про Шурика. А вот распределительный щиток на будке - вполне современный.

Деревенский дом в Новосёлках.

  Над холмиком столб "извержения" тумана.
Дорога дальше. Мы покидаем Новосёлки.

Великолепный сосняк вдоль дороги.
  • Но, однако, не только надо было уезжать, а также как-то решить проблему с обратной дорогой.
  • Мы упаковали вещи и покинули место нашего пребывания.

Скоро - деревня Комаровичи.

Посевные работы на полях.

  Наша дорога, по которой мы покидаем место лагеря. Эта поездка в Тремлю окончена.
Что ни говори, а дорога на Любань оказалась очень симпатичной.

Ну, вот мы и подъезжаем к Комаровичам.
  • Через некоторое время мы были уже в посёлке Копаткевичи. Но здесь, мы не вернулись, как обычно, на трассу Пинск - Калинковичи, а поехали местными, извилистыми дорогами в сторону Любани. Нам нужно было проехать мимо Солигорска и Слуцка в Ляховичи. И только затем вернуться в Минск.
Указатель.

Очень основательный деревенский дом. Даже две трубы на крыше.

Посёлок Копаткевичи. Именно через него мы выезжаем от места нашего лагеря. Здесь нам предстояло выбрать новую дорогу.

А улица в Комаровичах очень приятная и симпатичная. Мне она чем-то напомнила улицы Цветочного города, по которым колесил Незнайка на автомобиле Винтика и Шпунтика. И как же здорово, что здесь не косят траву! Хоть живые одуванчики можно увидеть.

Центр Комаровичей. Здесь, наверно, правление этого агрогородка.
  • Собственно всё дальнейшее путешествие до Любани, за исключением того, что ехали по этой дороге впервые, не было чем-то уж очень необычным. Кроме этого снимать приходилось во время движения, прямо из окна машины. Почти не останавливались, так как торопились в Ляховичи, а до них было ещё далеко. Возможно, поэтому многие снимки получились не очень удачными.
  • Самым выдающимся моментом дороги до Любани оказались одиночные холмы, которые показались практически сразу после того, как мы выехали из Копаткевичей.

И аисты прекрасно устроились на новых линиях электропередач.

До новых встреч, Комаровичи!

Одиночный холм Припятского Полесья.

Следующая деревня на нашем пути - Фастовичи.
Здесь мы чуть-чуть не проскочили нужный поворот.
  • Дело в том, что фактически только в Любани начинается другой уровень высот местности.
  • А ехали мы по территории Полесской низменности. Почти в самой центральной её части. И тут нет никаких скоплений высот, как, например в Мозырской гряде. Только одиночные холмы. У них, у этих холмов, даже и названий то, никаких нет. В лучшем случае, на самых подробных картах, можно найти отметки высот. И всё.
  • Но холмы, безусловно, являются интересным элементом ландшафта. Некоторые из них достигают высоты до 150 и даже более чем 180 метров над уровнем моря.
  • Так что, пусть и миниатюрные, но настоящие горы Полесья.
  • Но самая интересная часть дороги была ещё впереди.
В Фастовичах мы переезжаем через безымянный приток реки Оресы. Если я не ошибаюсь.

Сразу за Фастовичами - новое чудо. За окном авто - жёлтая размазанная "пшеничная каша" - рапсовые поля. Очень красиво!
  • Итак, мы проехали через Челющевичи, Ванюжичи, Новосёлки, Комаровичи, Фастовичи, Городятичи, Озёрное и оказались в Любани.
  • Только это перечисление показывает, насколько объёмна задача, побывать в как можно большем числе мест в Беларуси.
  • А ведь в каждой деревне, через которую мы проезжали, есть что-то интересное. Но везде задержаться мы действительно не могли.
  • И вот, в очередной раз, переехав через речку Оресу, мы оказались в Любани.
Да уж! Дорога здесь действительно оказалась очень красивой. Что ни поворот, то новый ракурс.

Вот и граница Любаньского района.

Переезжая реку Оресу, мы въезжаем в Любань.
Поворот на саму Любань и Городятичи.
Городятичи оказались разные. Эти - большие.
  • А сразу за Любанью произошло то, чего мы, честно говоря, никак не ожидали. Да простят меня знатоки местности и местные жители.
  • Как я уже говорил, не только этой дорогой, но и в целом, всей этой местностью мы путешествовали впервые. За Любанью основным направлением был Солигорск. И до него было ещё более 20 километров. Солигорск, в данном случае, это, прежде всего знаменитые отвалы шахт, где добывают калийные соли. Искусственные горы Беларуси.
  • Мимо Солигорска, по дороге на Микашевичи, ездить приходится уже много лет, да ещё иногда и по нескольку раз в год.
  • И почти никогда эти горы я лично не фотографировал. Причина очень простая. Едем туда - горы между нами и Солнцем. Едем назад - некогда останавливаться. Более того, под Солигорском почти нет удобных позиций для фото сессии. Только в 2012 году как-то раз всё же остановились для съёмок.
И - малые Городятичи.

За Городятичами мы проезжаем деревню Калиновку, и первый раз пересекаем реку Оресу.

Солигорские горы. Снимок 2012 года сделан недалеко от самого города Солигорска.

Вот и сама река Ореса - синяя река.

И опять перекрёсток, на котором нельзя ошибиться, выбирая путь.
  • Но в этот раз, не успели мы выехать из Любани, на горизонте, в туманной дымке, показалась "гора".
  • Первая реакция - не может быть! До Солигорска более 20 километров и увидеть знаменитые отвалы с такого расстояния просто не возможно. Но гора то, вот она - рядом. Тем более, что через несколько минут подъехали к ней же с другой стороны и убедились в этом.
  • И тут мой коллега Сергей Михайлович и высказал мысль, что вроде как-то читал, что здесь целый район шахт, ну и, естественно - отвалов. И он оказался прав.

Сосново берёзово-тополиный коридор.

На поле работает почти "марсианин".

Первая "гора" сразу за Любанью.

Ох, ну где же она, эта Любань?!

А до Любани - ещё целых 15 вёрст.
  • Собственно говоря, отвалы шахт Солигорска, не совсем наша специфика. И рассматриваю я их главным образом с точки зрения эстетики. Вообще-то, эти горы, пусть и творение рук человеческих, пусть они и искусственны, но являются, весьма своеобразным элементом местности, по которой мы проезжали.
  • Даже с расстояния заметно, что горы разноцветные. В основном, цвет отвалов меняется от белого с минимальной примесью розового до тёмного, серо-фиолетового.

Посёлок Озёрное - ну это уже почти Любань.

Административное здание. Посёлок Озёрное.

Разноцветные горы.
А это - уже Любань. Магазин с зелёной крышей.

Красивый дом в Любани.
  • Местами попадаются такие ракурсы, что начинает казаться, будто оказался в настоящих горах, на другой планете или вообще попал в какой-то фантастический мир.
  • Однако, эстетика эстетикой, но какую либо информацию об этих рукотворных горах мне раздобыть всё-таки захотелось.
  • Ну, во-первых, потому, что когда-то, давным-давно, вроде бы кто-то из людей науки, как бы занимался оценкой воздействия этих солевых отвалов на окружающую природную среду. Вроде бы и как будто бы. Несомненно, если основательно покопаться в пыльных архивах, можно что-то и найти. Но меня сейчас это, честно говоря, не интересует.
  • Во-вторых, о том, что же являют собой эти горы, минимально знать нужно, раз уж о них идёт речь.

Дом с колоннами.
"Пальмы" в Любани.
Розовые горы со снежными ущельями.

Указатель поворота на Слуцк. Нам налево.

Мы выезжаем из Любани.
  • Покопался я в разных источниках, включая интернет и, честно говоря, был просто удручён. Информации фактически никакой. То ли это жуткая тайна, то ли просто никому не интересно.
  • Нет, о том, как возник Солигорск и весь это промышленный район, называемый, кстати - Старобинским месторождением, о том, как живёт современный город и каких успехов достиг "Беларуськалий" - информации много. А вот о самих горах - почти ничего.
  • Горы, называемые солигорскими терриконами, представляют собой отвалы галитов - минералов из которых можно добывать поваренную соль. И, вероятно, добывают. Добывают из галитов также хлор, различные хлориды, гидроксиды и соляную кислоту. Сам галит прозрачен, но всякие примеси придают ему розовый, фиолетовый, жёлтый или серый цвет.
  • Вот почему горы имеют такую окраску.

 Горы розовые и фиолетовые.
Контрастные цвета гор.
Жёлтые горы.
Здесь приземлились "НЛО".

  Карьер для открытой добычи.
  • Кстати об окраске. Почитал недавно о фиолетовых пляжах в Калифорнии. Вот там - это почему-то интересно. А у нас? Ну чем фиолетовые горы в Беларуси менее интересны?
  • Фиолетовый цвет калифорнийского пляжа обусловлен соединениями марганца. В сущности - той самой марганцовкой, которую мы все хорошо знаем.
  • А ведь доминирующий цвет белорусских гор тоже фиолетовый. С чем это связано? К сожалению не знаю.
Гряда фиолетовых гор за полосой леса.

Мы перед крутым спуском на шоссе. А на горизонте - стран гор.

  Действительно, горы то - фиолетовые.

Вдали горы, сплошные горы.

  На бело-фиолетовых склонах чёрные зигзаги подъёмников.
  • Кроме галитов и окраски о горах известно, что при их первоначальном создании было решено подсыпку делать вверх, что бы максимально сократить занимаемую отходами территорию. И с тех пор, а именно с начала 60-х годов прошлого века, горы начали подниматься. Сегодня высота гор уже превосходит 150 метров. Правда не знаю - от основания или над уровнем моря.
  • И ещё. Основой добычи на этих шахтах являются калийные соли. А вот натриевые, те самые галиты, идут в отходы. Вот из отходов горы и созданы.
  • Вот собственно и всё. Галиты, подсыпка вверх, высота более 150 метров. Маловато.
  • Безусловно, о горах говорить можно много. Это, и просто полный переворот естественной среды в техногенный ландшафт, и, как называют, визитная карточка района. Кроме того, иногда  находятся путешественники, которые описывают эти горы именно с позиции эстетики.

  Конвейеры для выброса отвалов похожи на краны для подъёма грузов.

Иногда, кажется, что здесь идёт строительство каких-то древних пирамид.

  В некоторых местах горы и подъёмники создают вид готовых декораций для съёмок фантастических фильмов.

Фиолетовые горы с конвейерами для насыпки отходов.

Голубое, розовое, зелёное.
  • Фактически всё, мимо чего мы проезжали можно назвать страной фиолетовых гор. Горы были со всех сторон на большей части нашего маршрута между Любанью и Солигорском.
  • Да, как я уже и охарактеризовал наше путешествие в самом начале, случайный поворот с привычных дорог привёл нас в незнакомый мир страны фиолетовых гор. Совпадение случайности и необходимости создало неожиданное приключение.
  • Но в стране фиолетовых гор были не только горы.
  • Уже в первой половине этого отрезка пути, слева от дороги открылся огромный карьер.

Щупальца гигантского монстра.

Кажется, что это почти настоящие горы.

Огромный открытый карьер. Здесь добывают, вероятно, песок и гравий.

Техника еле видна за отвалами.

Полоса круглых гор.
  • Издали экскаваторы и грузовики казались буквально детскими игрушками. Кажется, что с ними только что играл ребёнок, да так и оставил, отправившись обедать.
  • Немного далее гребень карьера сворачивал в сторону от дороги, тянулся к горизонту и пропадал где-то вдали. Видимо этот огромный "хвост" сейчас не эксплуатировался, так как на склонах уже начал расти кустарник. А всё основание дальней гряды карьера заросло поднимающимся лесом.

А вот здесь видно, как происходит подсыпка отвалов.

Вдали - лес труб.

  Карьер похож на гигантского варана или крокодила, огромный хвост которого тянется к самому горизонту.

Горы на горизонте, а на полях - редкие кусты.
Действительно, только фантастику и снимай!
  • Через некоторое время страна фиолетовых гор начала отступать. Мы подъезжали к Солигорску. Нет, возле Солигорска тоже хватает гор. Тем более, что здесь были именно те горы, которые много лет я наблюдал с шоссе от Минска на Микашевичи. Но всё же. Здесь как бы чувствовалось, что мы попадаем на более оживлённую трассу, а горы прощаются с нами.
  • Перед самым Солигорском в рыжих, ещё прошлогодних камышах и зелёных полосках кустов промелькнула голубая лента реки.
  • Это Случь. Та самая Случь, великолепными видами которой мы любовались в начале всего этого захватывающего приключения.

Настоящая страна фиолетовых гор.
 

  И здесь насыпается галитовый отвал.

А возле самого Солигорска протекает река Случь. Та самая Случь, которую мы переезжали в самом начале нашего путешествия.

Иногда горы выглядят почти белыми.

  Кроме подъёмников наверх ведут целые дороги.
  • Страна фиолетовых гор осталась позади. Местность стала иной, и дорога стала иной. Да, через Слуцк на Ляховичи и в Минск было ещё далеко, но горы закончились.
  • На память я сделал ещё один снимок, когда мы уже подъезжали к Ляховичам.
  • Дорога прямой стрелой уходила в голубоватую дымку горизонта.

Белые и розово-фиолетовые горы.

Возле Солигорска.

Там, за горизонтом, заканчивается наше путешествие.
Шахты рудоуправления.


 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта