Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
Почему я стал изучать сов.
 
 

 
Хочешь изучать сов - стирай рубашки.
 
Вместо предисловия
Вечер на речке Може.
  • Действительно, а почему вдруг? Мне этот вопрос задавали много раз. И почти всегда я не мог на него толком ответить. Кратко – не получалось. Так, как было на самом деле – слишком долго. Но вот здесь я это сделаю. Потому, что теперь есть место и время.
  • А почему, собственно, вдруг? Совами заниматься я начал не вдруг и не случайно. И, конечно, всякая история имеет свою предшествующую историю. 
 
Там - дом сов.


Вечерняя дорога к совам.

  • И эта книга имеет совершенно особое изложение материала. Потому, что именно так, как она сделана – так и следует рассказывать о совах. Именно в моей истории с этими странными созданиями.
  • Зоологом я оказался по рождению. Свой первый строгий научный зоологический "эксперимент" я сделал, когда ещё не учился в школе. Как-то в конце июня, не помню уж точно какого года, упросил мать наловить мне маленьких лягушат. Стояла жаркая, солнечная, июньская погода и мы ездили в деревушку, откуда был родом мой отец. Пока взрослые занимались своими делами, я гулял с матерью по склону холма, у подножия которого был какой-то водоём. То ли пруд, то ли большая лужа, а может ручей – точно теперь уже и не скажу. Вот там-то я и увидел этих крошечных созданий, которые прыгали во все стороны у меня под ногами. Так как сам я не мог справиться с их поимкой, а очень хотелось, я и упросил маму.
Заброшенное гнездо ушастой совы.
 
Одна из поездок. Недалеко от деревни Гвозница в Брестской области.
  • Домой лягушата доехали благополучно. Но вот дальше случилась авария. Я выпустил лягушат из бутылки, в которой они путешествовали, в ванночку с водой. Довольный персональным зоопарком я, естественно, отправился играть на улицу с другими детьми.
  • Ванночка стояла возле дома, на самом солнцепёке. Вода в ней нагрелась, чуть ли не до кипения. Бедные лягушата не имея возможности выбраться по отвесным краям и постоянно плавая в толстом слое, все более нагревающейся воды, погибли. Все, до одного.
 

Луна в апрельском небе.

 

Медянка - очень редкая змея в Беларуси.

  •  Когда я вернулся и обнаружил эту "братскую могилу", то решил, что смогу оживить лягушат, сделав им грязную воду. Ведь в прудике вода была грязная, а в ванночке - чистая. Не думая долго, я насыпал в ванночку пару лопат земли. Лягушатам это, правда, не помогло. Однако эксперимент оказался, в каком-то смысле пророческим на всю мою жизнь. Примерно так же, ставя перед собой одни задачи, я достигал совсем иного результата. Но, потом, позже, как я это понял, дело было не в некорректности самих экспериментов, а в несовпадении представлений о потенциальных результатах и самих результатах.
 
Гадюка - изумительно красивое животное.
 
Уж обыкновенный.
  • В 1979 году, будучи уже студентом, и пытаясь заняться наукой всерьёз, я поставил перед собой задачу определить – существует ли избирательность в питании у бурых лягушек. Проще говоря – едят ли лягушки всех подряд тех насекомых или улиток, которые оказываются перед носом или выбирают - этих есть, а этих – не есть. Исследование этого вопроса планировалось на ближайшее лето, а затем предполагалось перейти к "более" серьёзным делам. Но...

Травяная лягушка.

Мелиоративный канал.
  • На решение этой задачи у меня ушла вся оставшаяся жизнь. Если бы можно было прожить ещё десять жизней – все они ушли бы туда же. И с таким же эффектом. С нулевым.
  • Правда, к моей чести, следует сказать, что кое-какие результаты я все же получил. Такие результаты, которых никак изначально не предполагал.
  • Мои научные руководители, лет двадцать, двадцать пять спустя и, совершенно независимо друг от друга, высказали по этому поводу, чуть ли не дословно, одну и ту же мысль - "если признать верность твоего подхода, то институт зоологии следует разогнать за ненадобностью".
  • Институт разгонять никто не стал. Выгнали меня. За разгильдяйство. За несоответствие представлений о результатах и самих результатах.
  • ...
 
Березняк.

Весенние ужи.
  • Именно с 1979 года, именно с постановки перед самим собой той задачи о селективности в питании лягушек, и началась моя научная работа. В какой-то мере я занимаюсь наукой и сейчас. Именно – в какой-то мере. В том числе и потому, что прошедшие с той поры годы простыми и однозначными, относительно науки, я назвать никак не могу.
  • В общем-то, повествование о том, чем именно я занимался, изучая лягушек, несколько выходит за тему о совах. Но кое-что сказать об этом все-таки нужно, иначе я и сам не пойму, почему же, всё-таки, я стал изучать сов.

Серые жабы на ночной дороге.

 
Серые жабы в весенних скоплениях.
  • Основной интерес, основной вопрос, которым я занимался при изучении земноводных и пресмыкающихся, был вопрос оценки численности этих животных в природе. Тема эта бесконечно сложная. Многие исследователи от неё, в сущности, отмахиваются. Именно по причине сложности. Попробуйте сосчитать некие предметы, большинство из которых вы не видите. При этом они постоянно двигаются в самых разных направлениях, и их становится то больше, то меньше.
  • Зачем? О! С каким огромным количеством мнений мне пришлось столкнуться в дискуссиях на тему – а зачем это вообще нужно.
  • А затем!

На кочке лежит самка болотной черепахи. Слева видна голова ухаживающего самца.

Пара ужей весной.

  • Можно написать много научных трудов, защитить немало диссертаций, чтобы объяснить, зачем нужно считать лягушек. Самые слепые и глухие те, кто не хочет видеть и слышать. Именно так и было! В подавляющем большинстве случаев мои оппоненты задавали этот вопрос не для того, чтобы найти ответ, а для того, чтобы сказать – ты занимаешься ерундой, докажи, что это не так. Но мы всё равно не поверим.
  • Ответ на вопрос, зачем нужно уметь считать, и считать именно лягушек или ящериц, на самом деле, достаточно прост.
 
Остромордые лягушки спариваются.

Слева стоит отличный парень Слава. Тот самый, который помогал мне снимать в 2007 году мохноногого сыча. Справа - мой коллега Сергей Михайлович Дробенков.

  • Затем, чтобы владеть информацией. Имеющий информацию всегда сможет её использовать. Хуже, когда информации нет. Тогда пожар и мы не знаем куда бежать.
  • В 1986 году, когда взорвался Чернобыль, эти мои горе оппоненты, горе-доктора от науки, размазывая сопли и прикрывая мокрые, от испуга штаны, плакались – мы не знаем. Не знаем – что делать, не знаем куда бежать. А это был один из тех моментов, когда надо было знать. Впрочем, многих не учат ни свои, ни чужие ошибки.
  • Знать надо, чтобы владеть информацией. Мир, в котором мы живём, мы знаем пока всё же гораздо меньше, чем хотелось бы. Но при этом, не только любим безобразно кичиться своими скромными знаниями, но ещё и предпочитаем подменять реальность совершенными нелепостями. Жаль.
  • ...

Речка Свиновод. Место возле деревни Симоничская Рудня, куда и теперь мы иногда заезжаем.
 
Черепашья гора около Симоничской Рудни.
  •   Занимаясь проблемой оценки численности различных видов земноводных и пресмыкающихся, я вскоре начал наталкиваться на совершенно неожиданные вещи. Собственно, сейчас это звучит странно – неожиданные вещи, а тогда, в конце 70-х годов 20-го века меня везде учили, что для млекопитающих, птиц, многих рыб характерно объединятся в стада, стаи, группы. А вот какие-то там лягушки или ящерицы – строгие одиночки в жизни. Какие либо группировки они образуют только в брачный сезон, ну или, в крайнем случае – в периоды зимовки.

Медянка.

Одна из дорог к дому сов. Мы едем.

  • У лягушек нет никаких причин группироваться в стаи или стада. Спасаются от врага они - каждый сам по себе, охотятся отнюдь не как волки или львы. Да и с интеллектом у жаб или лягушек слабовато. Всё-таки – низшие, примитивные наземные позвоночные.
  • По весне только объединяются в пары, чтобы оставить потомство, а потом – всё. Друг друга больше не знают.

Река Припять.

Припятская дубрава.

  • Поэтому, какие либо группы у них невозможны. Если и встретились две, три особи – то это чистая случайность и исключительно кратковременное явление. Например, в таком месте, где удобно прогреваться змеям или спасаться в сухую погоду лягушкам.
  • Но я увидел в своей работе, в природе нечто другое.
  • Вот на этой диаграмме, в качестве примера, я привожу собственные данные, отражающие характер размещения на местности трёх видов змей, обитающих в Беларуси. А именно – ужа, гадюки и медянки. И данные эти получены преимущественно в летний период года.

Логойский район. Дорога вдоль лесной речушки Лавоши.

Лесная красота – речка Лавоша.
  • Эта диаграмма показывает, что если на каком либо участке местности, скажем – на насыпном валу вдоль мелиоративного канала, заняться поиском гадюки, то окажется, что из всей обследованной площади только примерно на 10% территории будет обнаружено около 70% всех животных.

Лавоша – речка из настоящей сказки.

ЛЭП возле Лавоши. Одно из мест, где я много раз слушал и наблюдал серых неясытей.

  Рисунок 1-1. Долевое соотношение территориальных размеров скоплений особей и количества животных в скоплениях у трёх видов змей.

Закат.
   

 


 


 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта