Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
80. Оленья преграда.

  Оленья преграда.  
   
 
  • Ночь полна тайн. Каждый раз, когда выбираешься в лес, даже представить невозможно, что ожидает за каждым поворотом ночных дорог, в каждом кусочке ельника или сосняка.
  • В ночь с 23 на 24 сентября, я целенаправленно выбрался поискать птенцов мохноногого сыча. На том самом месте, где они были отмечены в прошлый раз. А было это месяц назад, 26 и 27 августа 2017 года.
  • День осеннего равноденствия миновал, и ночь стала совсем длинная. Примерно с восьми вечера, до шести утра. Четырнадцать часов.
  • В Крупках я ушёл на дорогу к "памятнику тетеревам" и ещё дальше, на километр к будке с колодцем, туда, где стоит первая лавочка. Всего около семи километров. Там, за этой лавочкой, где то и находился тот участок сосняка, в котором новое поколение мохноногих сычей и было обнаружено.
 
   
 
  • Сразу за лавочкой, в сторону от дороги, шла кварталка, которая вскоре превратилась в заброшенную, но неплохую дорогу. Метров через  пятьсот, шестьсот, я вышел на вырубку, за которой, перпендикулярно кварталке, шла знакомая дорога. Но это было далековато от того участка леса, в который я стремился проникнуть. Поэтому я повернул по кварталке обратно.
  • В лесу уже фактически наступила ночь, когда метрах в ста впереди, обозначился исходный квартальный столбик. Вокруг был густой ельник. Никаких дорог, в нужном мне направлении, не было.
  • И вот, метрах в ста от столбика, прокричала какая-то ночная птица. Сова? Голос показался мне совершенно не знакомым, и я остановился, пытаясь оценить событие. Птица крикнула, где то вверху, раза четыре, пять, явно удаляясь в южном направлении.
  • Это был знак, который посылала судьба, но я его не принял. Только потом я сообразил, что это были гуси, которые шли на юг. Но обычной переклички я не услышал, а разобрал крик только одной птицы. И именно это и ввело меня в заблуждение.
 
   
 
  • Подождав минут двадцать, двадцать пять, и тщательно прослушивая лес обычным образом и с помощью микрофона, я больше ничего не услышал. Свернувшись, я отправился к столбику, на дорогу, к выходу из этой непроглядной тьмы.
  • И тут, метрах в ста, ста пятидесяти от меня, заревел олень. Если бы не крик гусей, который меня и остановил, встречи с тремя сотнями взбешённых гормонов я бы не миновал. С совершенно не предсказуемыми последствиями.
  • Олень ревел совсем рядом, нас разделяла только узкая полоска ельника. Стало ясно, что дороги вперёд нет. Тихонько, чтобы не выдать себя, я повернул к вырубке.
  • Но через двести метров оказалось, что на вырубке уже идёт яростный бой. Два оленя сшибались рогами, и звук ударов, чем-то напоминающий хлопки дверцей автомобиля, непрерывно разносился в ночном лесу.
 
   
 
  • Мой первый олень, тем временем, продолжал реветь, удаляясь по дороге, вдоль Бобра, к будке с колодцем. И вскоре, ему там ответил рёвом второй олень. Буквально через минуту, оттуда тоже стали доноситься удары рогов.
  • Я оказался заперт в полной темноте, на кварталке в метров пятьсот, шестьсот, между двух стен старого ельника и двух пар беснующихся оленей.
  • Оставалось только ждать. Примерно через полчаса шум турниров затих. Ещё полчаса я выжидал в полной темноте, боясь пошевелиться и обдумывая, как поступить. Наконец, вернулся к первой лавочке, и тихо, поминутно оглядываясь, поковылял к "памятнику тетеревам". Было ясно, что участок с молодыми мохноногими сычами для меня на сегодня заблокирован.
  • На обратной дороге я решил наведаться в охотничью засидку, на краю подкормочного поля. Правда она была далековато от места ночных, оленьих боёв, но всё же...
 
   
 
  • В самом низу, на лестнице к будке засидки, лежала рухнувшая сосна. Это был второй знак судьбы, который я тоже проигнорировал. А зря.
  • Пролезши под сосной, цепляясь сумкой и аппаратурой за перила, молясь, чтобы гнилые ступеньки не треснули, я вскарабкался наверх.
  • На площадочке перед будкой я уложил аппаратуру, и включив фонарь, вместе с сумкой, ввалился в будку. На лавочке в будке, кроме небольшого количества птичьего помёта, в углу было какое-то чёрное пятно. Подняв луч фонаря чуть выше, я обомлел.
  • Прямо передо мной висело огромное, в две человеческих головы, ярко рыжее в оранжевых разводах, гнездо то ли ос, то ли шершней. И из него уже доносился рёв рассерженного роя.
  • Скорость, с которой я скатился вниз, удерживая одним пальцем сумку, а другим аппаратуру, при этом пытаясь удержаться самому за перила и стараясь попадать ногами на ступеньки, побила все мировые рекорды.
  • Будка засидки уже ревела на весь лес.
 
 
   
 
  • Ночь была испорчена окончательно. Не оставалось ничего другого, как устроиться где-нибудь на ночлег. И впереди была пустая вырубка второй пары. Возле одного из моих старых стойбищ я и решил остановиться. Но едва я начал разводить костёр, откуда-то из черноты ночи вылетел здоровенный кабан. Остановившись метрах в пятидесяти от меня, он начал взвизгивать и рычать. Но в этот раз я пошёл на принцип. Подбросив в огонь охапку сухих веток, которые тут же взвелись золотым языком, я посоветовал ему самому убираться.
  • Надо сказать, он сдался и больше не беспокоил меня. А ночь стала резко холодать. Не зря гуси летели на юг, ох не зря.
 
   
 
  • Через полчаса, рядом на вырубке залаяла косуля. Около часа ночи, со стороны реки затявкали и завыли волки.
  • Я просидел у костра до последнего, пока два маленьких красных глазка оставались в остывающем пепле.
  • Когда я вышел на обратную дорогу, от реки опять заголосили волки.
 
   

   


 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта