Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
55. Свято место.

  СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ.  

   
 
  • 26 мая 2015 года началась очередная экспедиция на Тремлю, к нашему стационару «Хлев». Поиски исчезнувшего поселения ушастых сов здесь ни к чему не привели. Ушастики покинули это место, если не навсегда, то надолго – это уж точно. Вскоре после этого здесь активизировались серые неясыти. Нельзя сказать, что раньше их здесь не было. Были. Собственно вся история «Хлева» и началась с заброшенного гнезда, которое, возможно, и занимали серые неясыти.
 
 
Самец серой неясыти. Первые съёмки 26 мая 2015 года.
 
 
  • Затем, когда здесь были ушастые совы, неясыти регулярно появлялись, но гнездились они где-то вдали.
  • Весной 2015 года, в конце апреля, пара серых неясытей явно включила окрестности бывшего хлева в свои владения. Гнездились ли они здесь или в стороне – тогда так и не удалось выяснить, но, реагировали на провокации, подлетали, хотя так и не позволили себя сфотографировать.
  • И вот – май 2015 года. 26 числа мы прибыли сюда для продолжения наблюдений. То, что здесь началось в первый же вечер, оказалось полной неожиданностью.
 
 
Старший птенец на берёзе. Просто очаровательно!
 
 
  • В половине одиннадцатого вечера начал токовать парный самец. Скорее всего, именно он, месяц назад, во время нашего прошлого приезда, кружился над нами по вечерам. Токовать он начал с территории бывшей пасеки. Место там очень удобное для съёмок, но я в это время шагал по дороге от главного рыбхозного канала к месту бывшего хлева. Расстояние до токующего доминанта составляло примерно двести, триста метров, через две куртины леса, поле и канал. Ясно было, что догнать я его не успею, поэтому пришлось использовать аудио провокацию. Доминант ответил, но подлетать стал явно не спеша. Однако, после некоторых усилий мне всё же удалось его приманить и сфотографировать. Начальная съёмка происходила в группе редко стоящих дубов, на краю поля, где раньше был знаменитый хлев.
 
  Птенец постоянно прикрывал глаза и впадал в дрёму. Он явно был сыт.  
 
  • Это был наиболее близкий к лагерю край того самого участка, где в 2009, 2012, 2013 годах удалось наблюдать токующих самцов ушастых сов. Снимать было не очень удобно, так как дубы уже изрядно покрылись листвой, а самец-доминат явно предпочитал прятаться повыше и в наиболее густых ветвях. После примерно получаса преследований, когда всё же удалось сделать пару, тройку относительно удачных снимков, я уже решил, что большего вряд ли смогу достичь и собрался прекратить погоню.
  • Но тут закричала самка. Значит – пара была на месте. Кричала она с участка, где в своё время удалось сделать наиболее удачную видео съёмку самца ушастой совы. Пришлось включить аудио провокации. Самка отозвалась активно и тут же подлетела. В самый первый момент она уселась прямо передо мной, на расстоянии буквально пяти метров. И фонари подсветки были включены и фотоаппарат, но снять я её не успел. Задержавшись буквально на секунду, она улетела в темноту ночи. Досадно, она была так близко.
 
  На этом снимке очень хорошо видна бахрома тонких пушинок (волосовидных перьев), которые окружают всего птенца. Особенно обильны эти пушинки на краях лицевого диска.  
 
  • Через несколько секунд самка вновь начала кричать, причём с той же позиции, от дуба, на котором я в 2009 году снимал ушастика. И я последовал за ней. Без особых надежд, так как знал, что в такой ситуации самка будет кружить, но в отличие от самца почти не будет присаживаться на ветки.
  • Я вышел на дорогу и направился к ней, ориентируясь на голос. Самка кричала с одной и той же позиции и, как мне показалось, даже не перелетала с дерева на дерево. Метров через сто я её нагнал.
  • Недалеко от дороги, на небольшой берёзе, сидела серая неясыть. Я начал съёмку. И тут же понял, что объектом этой фото сессии была не самка.
  • Это был достаточно крупный птенец. Вот это да!
 
  Малыш. По размеру он практически не отличался от старшего совёнка.  
 
  • Самка продолжала кричать в полоске леса сразу за берёзой, на которой сидел малыш. Причём теперь она издавала характерный крик «вэк, вэк», который известен как крик самки при выводке, когда она сильно переживает за своих птенцов. Ещё бы не переживать в моём присутствии. Чуть позже мне удалось записать этот крик.
  • Завершив фото съёмку птенца, я решил всё же догнать самку и начал водить лучами фонарей по ближайшим деревьям, пытаясь её найти. И тут, в двадцати метрах от этой берёзы, на полусухом дубе, который стоял на самом краю дороги, я обнаружил второго птенца. Маленькое чудо ночи, пушистый серенький комочек сидел, прищуривая глазки, почти сливаясь с сухими ветвями дуба. Сидел он прямо над дорогой, по которой мы  проехали на машине буквально полдня назад. Вероятно, он сидел там весь день 26 мая.
 
 
Самка. Очаровательная красавица! Она так волновалась за своих малышей.
 
 
  • Самка волновалась рядом. Она так высовывалась из ветвей, что мне удалось и её сфотографировать. Полный комплект, всё семейство в сборе!
  • Птенцы не кричали, они оба регулярно прикрывали глаза, явно собираясь спать. Птенцы, безусловно, были хорошо накормлены.
  • Закончив с малышом, я вернулся к берёзе, к старшему птенцу. Но он уже куда-то упорхнул. Второй раз мне не удалось его найти. Было уже около полуночи, я отправился в лагерь.
  • На юге, над лесом, полыхали зарницы, и явно надвигалась гроза. Я решил подождать до рассвета и продолжить наблюдения и съёмку. Однако, около двух часов ночи началась сильная буря и гроза, а около трёх – ещё и дождь. Правда дождь был недолгий и не сильный.
 
  Ночью 26 мая был достаточно редкий момент, когда самка позировала. Снять её удалось только потому, что птенцы были рядом.  
 
  • Около четырёх утра я отправился к моим неясытям. Пройти надо было всего около полукилометра. Без одной минуты четыре со стороны бывшего хлева начал токовать доминант. И тут же ему отозвалась самка. Не исключаю, что помимо утренней переклички они ещё и предупреждали друг друга о моём приближении.
  • Птенцов на месте не оказалось. В утреннем полумраке я водил лучом фонаря по всем деревьям, перешёл на другую сторону дороги, вернулся обратно. Птенцы исчезли. Но самка ещё покрикивала. Значит, птенцы были рядом.
  • Напоследок я подошёл к тому самому дубу, где снимал раньше ушастика. И именно там обнаружил малыша! От начальной позиции, где он сидел, до утренней, было примерно сорок метров. Так или иначе, малыш их преодолел за ночь.
 
 
Совёнок на фоне чёрного, ночного неба.
 
 
  • Когда я начал его снимать, буквально в метре над его головой вспорхнул старший птенец. Дети были рядом, а мать продолжала «вэкать» на деревьях, сразу за дубом.
  • Утренняя съёмка закончилась новым сюрпризом. Старший в один момент просто растворился в листьях дуба. Я его больше не увидел. Младший птенец сначала перелетел на метр вверх по веткам, а потом улетел метров за тридцать в группу деревьев, откуда кричала мать.
  • В пять часов и две минуты всё закончилось.
 
  А здесь съёмки уже в начинающемся рассвете.  
 
  • Следующий день, 27 мая, принёс разочарование. С утра была ясная и солнечная погода, но после обеда разразилась гроза и сильный дождь. Ближе к вечеру дождь закончился, однако, когда начало темнеть – всё повторилось. И гроза и дождь. А всю ночь моросил мелкий дождик или сыпалась с неба водяная пыль. Утро, да и весь день 28 мая были сырыми, серыми и холодными. Температура воздуха составляла – плюс десять, двенадцать градусов. Май месяц, однако. Однотонно серое небо, моросящая водяная пыль и холодно.
  • Однако, рано утром я всё же сходил в гости к моим неясытям. Ни на основном дубе, ни там, где накануне сидел маленький птенец, ни на берёзе никого не было. Я немного побродил по этой узкой полоске леса, шириной всего в сотню метров, между полем и дорогой. Никого я не обнаружил. Серый, холодный рассвет обещал такой же день. Собираясь вернуться в лагерь, я ещё раз подошёл к «моему» дубу. Тому самому, где шесть лет назад снимал самца ушастой совы, и где прошлой ночью мне позировали  птенцы серой неясыти.
 
  Оба птенца уже немного летали. Это взлетает с ветки младший совёнок.  
 
  • Высоко на ветке, на очень открытой позиции, тускло коричневой фигурой сидел старший птенец! Как же я его в первый момент умудрился не заметить. Птенец сразу же понял, что я его обнаружил и повернул голову ко мне. Только три минуты продолжались съёмки. Птенец уверенно вспорхнул с ветки и улетел. Описав в воздухе, по опушке леса дугу, длиной метров тридцать, он скрылся за деревьями.
  • Может быть, я бы и не последовал за ним, так как знал, что шансов найти его там никаких, но совёнка выдали дневные птицы. Устремившись туда, я вскоре действительно обнаружил его на высоком клёне. Любопытно было наблюдать, как птичьи малявки – зяблики, славки, дрозды пытались его атаковать. Птенец был просто гигантом, в сравнении с ними, и достаточно было ему один раз только обернуться в сторону атакующих, как вся эта мелюзга тут же разлетелась и прекратила свои атаки.
 
  А глазёнки то испуганные. Страшновато всё-таки.  
 
  • День, 28 мая так и прошёл, в сером свете и сырости. Только ближе к вечеру на монотонно сером небе начали вырисовываться контуры серых туч. А когда совсем стемнело, на северо-западе обнаружилась золотисто-багровая полоска заката.
  • В начале одиннадцатого вечера я отправился к «моим» птенцам. В 22:45 откуда-то со стороны редких дубов вдоль поля, там, где был «хлев», пару раз очень слабо крикнула самка. Собственно и всё. Два часа я сканировал фонарями всю местность. Как минимум трижды, обошёл чуть ли не каждый дуб, клён, берёзу, сосну, осину, ясень. Тишина и никого. Должны же были птенцы хотя бы пищать, ведь голодные же! Но нет, никого.
 
 
Старший совёнок крупным планом.
 
 
  • Около полуночи я вышел на поле бывшего «хлева». Если самка кричала с этой стороны, значит, наверно, она увела птенцов в лес за этим полем. Я попробовал провоцировать и самку и самца. Но опять ничего и никого.
  • Тогда я совершил доступный и логический манёвр. Прошёл полкилометра до места нашего лагеря, и за мостом повернул вдоль главного рыбхозного канала вверх по течению. Пройдя ещё около километра, снова провоцировал. Никакого результата. Если неясыти улетели за поле «хлева», то они должны были быть где-то на этом участке. Но, нет.
  • К часу ночи я вернулся в лагерь. Не солоно хлебавши.
  • Около половины четвёртого утра я вновь поплёлся к своему дубу. Без малейшей надежды на результат. Без малейшей.
 
 
Старший птенец сидит высоко на ветвях дуба.
 
 
  • В три часа и сорок шесть минут, когда я был уже напротив дуба, справа, со стороны поля «хлева» раздался слабый писк птенца. Малыш сидел на обломанном сучке сосны, на высоте примерно пяти метров над землей, и смотрел на меня.
  • Через пару минут, в кронах дубов, прямо за этой сосной, закричал второй птенец. Малыши явно проголодались и звали родителей.
  • Некоторое время я снимал то одного, то второго. Птенцы постоянно перепархивали с ветки на ветку и перелетали с одного дерева на другое. Честно говоря, отличить старшего от младшего, было весьма трудно. Но в один момент, покружив между дубами, они уселись рядом на ту же сосну. Там мне удалось сфотографировать сразу обоих. У старшего были чуть более выражены маховые перья, вот и вся разница. Да, он был чуть крупнее, но если наблюдать только одного, определить, старший он или младший, было весьма проблематично.
 
  Совёнок выглядывает из-за листьев клёна.  
 
  • Закончился этот этап съёмок и наблюдений весьма интересным моментом. Старший, а за ним и младший перелетели через дорогу. Там я их быстро обнаружил в густом участке клёнов и осин.
  • Птенцы летали примерно одинаково. С высоты двадцать метров они пролетели 50 метров, опустившись вниз на 10 метров. Фактически птенцы могли лететь на такое расстояние только сверху вниз. Значит, максимальная дистанция, которую могут преодолеть птенцы серой неясыти, в возрасте около месяца, составляет примерно сотню метров.
  • В участке леса, где я их догнал и снова начал снимать на фотоаппарат, вскоре объявился самец. Произошло это в 4:26. Птенцы мгновенно развернулись к нему и усиленно запищали. Самец принёс добычу. Таким образом, я точно выяснил, что оба родителя принимают участие в выкармливании потомства.
 
 
Конечно, рассмотреть птенца высоко в кроне дерева не очень просто.
 
 
  • Добыча, а ей оказалась полевая мышь, досталась старшему птенцу. Как самец передавал птенцу корм я видел, но снять не смог. Вся процедура длилась секунду, от силы – две. После чего самец сразу улетел. К тому же, место, где это произошло, оказалось немного прикрыто ветками и листьями. И фотоаппарат не успел настроиться. Жаль.
  • Зато снять птенца с добычей удалось. Младший сидел рядом, метрах в пяти, чуть выше, на соседнем дереве и обиженно плакал. Ему не досталось.
  • В лесу было уже почти светло. Я закончил съёмки и направился к дороге. Оказалось, самец был неподалёку. Он издал странный звук, которого я прежде никогда не слышал. Нечто вроде спокойного «коот».
 
 
Младший совёнок позирует мне на фоне ствола сосны.
 
 
  • На поле «хлева» паслось маленькое стадо из четырёх кабанчиков. Далековато правда, да и было ещё не достаточно светло. Ветер дул сбоку и некоторое время они меня не замечали. Потом всё же насторожились. Вожак, возможно самка, подняла хвост, предупреждая об опасности. Все четверо молча унеслись в дальний лес.
  • Какая жажда жизни!
  • Здесь, на поле, в любую минуту их мог подстерегать опаснейший враг – человек с ружьём. И кабанчики прекрасно знали об этом.
  • Я как в воду глядел, размышляя об этом. Буквально через пять минут немного в сторону, от направления, куда они убежали, раздалась охотничья канонада. Дуплет, дуплет, ещё дуплет, и ещё.… Оборвалась чья-то жизнь….
 
  Совёнок на толстой сосновой ветке.  
 
  • Около семи утра я ещё раз наведался к птенцам. Малыш был на том же самом месте. Старшего я не обнаружил. Может быть, кажется, а может и нет, но днём птенцы выглядят заметно крупнее, чем ночью. Возможно, растопыривая перья, и создавая иллюзию больших размеров, они защищаются от различных опасностей, устрашая врагов. Хотя, увеличенное оперенье может лучше их согревает, когда они неподвижны в дневное время.
  • Когда я вернулся в лагерь, коллеги мне рассказали, что накануне вечером слышали птенцов и взрослых неясытей. Было это буквально в полусотне или сотне метров от них и около десяти часов вечера. То есть в то время, когда я уже был на поле «хлева».
  • Это объясняет, почему никого там не удалось обнаружить. Получается, что примерно с часа до трёх часов ночи 29 мая птенцы преодолели около шестисот, семисот метров по прямой, перелетая внутри узкой полоски леса от рыбхозного канала до заброшенных силосных ям на краю поля, где некогда был коровник.
  • Внушительная дистанция для малышей.
 
  Два малыша на фоне голубеющего неба.  
 
  • Утро 29 мая было ветреным и очень холодным. Северо-восточный ветер с трудом разогнал дождевые тучи. До обеда было солнечно, но затем небо опять затянуло тучами.
  • Вечерний поход мне ничего не принёс. Более двух часов я, насколько было возможно, обследовал весь этот участок. Но, никаких результатов.
  • Утром, 30 мая, первые полчаса тоже ничего не дали. Однако в 4:10 там, где я ходил, пару раз слабо крикнула самка. Тут же ей отозвались сразу оба птенца. Одного из них мне удалось увидеть, перелетающим с одного дуба на другой. Но ещё полчаса поисков опять ни к чему не привели.
 
 
Этот снимок сделан со вспышкой. Поэтому небо кажется гораздо темнее, чем есть на самом деле в этот момент съёмок.
 
 
  • Таким образом,  за период с 2009 по 2015 год ситуация с совиными поселениями на этом участке сильно изменилась. Полностью изчезнувших здесь ушастых сов заменили серые неясыти. Полоска леса между полями и дорогой, шириной всего в сотню метров, оказалась детской площадкой для птенцов серых неясытей. С учётом того, что птенцы около месяца назад покинули гнездо, эта семейка неясытей явно вывела их где-то здесь.
  • Безусловно, очень интересно пронаблюдать, как здесь дальше будут развиваться события.
  • Свято место пусто не бывает.
 
 
Маленькая, живая, пушистая "игрушка" белорусских лесов.
 

   
   
 
     


 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта