Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
3. Первая аррибада.

  Первая аррибада.  

   


Ещё один склон Черепашьей горы.
  • При первом же удобном случае мы рванули туда, на эту нашу первую белорусскую аррибаду. К тому же, что Михалыч уже просто сгорал желанием не только туда сбежать, а приехать серьёзно, для основательного исследования своего обожаемого объекта. Тем более, что этот объект - болотная черепаха, действительно просто завораживал.
  • Вот до чего же загадочная она была тогда, эта наша черепаха! Всё было, в основном на уровне старых, достаточно нелепых сказок - из серии: "мой дед рассказывал, что дед его деда...", ну и так далее.
Новый мост через Свиновод. Слева видна Симоничская Рудня. Май 2011 года.
Пруд возле Симоничской Рудни.


Берег того же пруда. Слева - Черепашья гора.
 
Вид с Черепашьей горы. Вдали - Симоничская Рудня.
Дорога в лесу вдоль Свиновода.

 
 
  • Кто полагает, что аррибада, это нечто только там, на далёких островах океана, а вот у нас... - глубоко ошибается. Удивительно, но даже сейчас, многие люди, живущие на Полесье искренне изумляются, когда узнают, что черепаха у нас вообще обитает.
  • Как же по идиотски мы поступаем, превращая черепаший заповедник в лесопилку. Когда-нибудь, наши потомки будут плакать об этом. А пока... черепахи становится всё меньше в Полесье. Если бы мы понимали, какой бриллиант в собственно короне теряем...
 
     
 
  • Деревня Симоничская Рудня, тогда, в наш первый приезд туда, представляла, в самом прямом смысле слова, достаточно глухую полесскую местность. Трасса Озераны - Лельчицы, лет тридцать назад, была значительно менее оживлённой, чем сейчас. А сама деревня располагалась километрах в пяти в сторону.
  • Через поля вела ухабистая, просёлочная дорога. В лесу, за полями, дорога петляла по подножиям песчаных холмов, среди которых самым выдающимся и была сама "черепашья гора". Эта песчаная дорога была практически непреодолима для любого транспорта, за исключением тракторов или конных повозок. Более редким, но обычным средством передвижения, были мотоциклы и вертолёты.
  • В общем - вот такая была, полесская экзотика второй половины восьмидесятых, двадцатого века.
 
     
 
  • Легенд о черепахе здесь было, в основном, две. Рассказывали нам их местные мужики, приблизительно пятидесятилетнего возраста. Я не случайно обращаю внимание на их возраст. Дело вот в чём.
  • Во-первых, рассказывали, что ещё в довоенные годы черепахи ползли на гору десятками, даже и многими десятками. Во-вторых, местные жители собирали их бочками (!) и даже варили из них суп.
  • Вот такой полесский деликатес! И ещё, якобы это имело место даже после войны. Правда, при более обстоятельных беседах на эту тему, как правило выяснялось, что сам рассказчик не видел десятки ползущих черепах, и не ел черепашьего супа. Но вот отец его... ну и в том же духе.
 
     
 
  • Черепахи здесь, возле Симоничской Рудни, действительно были и местные жители, конечно же с ними сталкивались. Может даже чей-то дед и ел суп из черепахи. Но в легендах, которые мы услышали, всё это было преувеличено в масштабах бочек с черепахами.
  • На деле же, всё обстояло несколько иначе.
  • Добраться до Симоничской Рудни мы смогли только благодаря тому, что были на весьма проходимой машине. Правда, даже ГАЗ-66 изрядно буксовал у подножья дюн, в песчаных канавах. Но, как-то переехав мост через речку Свиновод, мы въехали в деревню. Въехать, то въехали, а вот дальше - никак. Дорог за самой деревней не было вообще.
  • Край света.
 
     
 
  • Наконец, после долгих расспросов у местного населения, мы всё же попали на какую-то, еле приметную лесную дорожку. Выехали на неё мы через чей-то задний двор, где паслись куры, свиньи, висели на верёвках простыни и лежал старый рыжий пёс.
  • Выкрутившись между песчаными сосняками, болотами и заболоченной поймой самого Свиновода, мы всё же попали на относительно твёрдую площадку возле самой реки, в стороне от деревни.
  • Это место и стало нашим домом на три или четыре года самой первой белорусской аррибады.
 
     
 
  • Действительно, по сравнению со всем тем, что мне довелось видеть до этого, здесь был настоящий черепаший рай. Безусловно, их было далеко не так много, как рассказывали, но всё же...
  • Мы совершили сюда несколько экспедиционных поездок. Михалыч наслаждался результатами по черепахам, я занимался собственными наблюдениями, так же как и прочие сотрудники экспедиции.
  • Естественно, не обошлось без всяческих приключений и просто комических случаев. Однажды наш всепроходимый ГАЗ-66 всё же застрял в болоте. Тогда нам здорово помог местный бригадир Григорий, прислав на выручку гусеничный трактор.
  • В другой раз, Михалыч держал меня за ноги, когда я, свешиваясь с обрыва, ловил в реке на полуметровой глубине, на песчаном дне, черепаху.
 
     
 
  • Следует отметить, что в те годы, а это был самый конец восьмидесятых, начало девяностых, мы ездили и в другие места. Кроме основных тем в институте были и мелкие, "самостоятельные", разъезды. Была крупная экспедиция по правобережным притокам Припяти в 1988 годы. Была, естественно, "зона". Кроме того, у каждого из нас, и у меня, и у Михалыча были ещё и совершенно индивидуальные стационарные точки.
  • В целом это была эпоха весьма интенсивных полевых исследований, которая принесла значительный материал.
  • Впрочем, черепашья "аррибада" в Симоничской Рудне, стояла совершенным особняком.
 
     
 
  • Однако, к середине девяностых, ситуация радикально изменилась. И было это связано не только с изменениями в стране и фактическим сведением всей белорусской науки к нулю, но и некоторыми другими событиями.
 

   

   




 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта