Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.

  ЗАМЕТКИ К ОБРАЗУ ЖИЗНИ ВОРОБЬИНОГО СЫЧИКА.  


   



Черноголовая гаичка. Утро 26 февраля 2017 года.
  • Воробьиный сычик так и остался для меня недостижимым. Сфотографировать мне его не удалось, правда, видеть однажды, посчастливилось. И голос записать в природе - тоже.
  • Всего у меня набралось 13 встреч с этой редкой совой. А 2017 год начался именно с воробьиного сычика. 26 февраля в 8 часов, 4 минуты утра, недалеко от станции Крупки, я услышал его мелодичную трель на "четыре ноты".
Белая трясогузка. 2005 год.

Полевой воробей. Снимок 2005 года.
Прослушать и скачать голос воробьиного сычика можно здесь. Скворец. Апрель 2017 года.
Дрозд-рябинник. Апрель 2017 года.


Моя палатка в ночном, зимнем лесу.
 

Рассвет над Крупками. В центре снимка - это не НЛО, это - обычные, яркие фонари. Снимок 26 февраля 2017 года.

Ночной костёр на снегу.


Ёлка.

Конец зимы. Февральская дорога.
  • Собственно, новых точек встреч как бы и не добавилось. Но карта в статье про сову на четыре ноты, так сказать, пополнилась.
  • За все эти годы наблюдений самая ранняя встреча, внутри годового интервала, произошла в 2016 году, 7 февраля, а самая поздняя 30 августа 2015 года. Интересно то, что август оказался самым обильным - 8 встреч. В марте и феврале - по 2 встречи и в июне - одна встреча с воробьиным сычиком.
Восход в лесу.
Морозец и утро.


  Фиолетово-розовый мир.

Карта находок воробьиного сычика Glaucidium passerinum на территории Беларуси. Данные на март 2017 года.

Эскиз.


Восход Солнца можно снимать бесконечно.

Дубы и ели.
  • Если сравнить этот результат с наблюдениями за серой неясытью, то оказывается, что большинство встреч пришлось на май. Несколько меньше - на апрель. Ну и так далее, как следует из представленного ниже графика.
  • Для ушастой совы пик встреч пришёлся на апрель, что ближе к данным по серой неясыти, но совершенно противоположно результатам по воробьиному сычику. Отчего получилась такая противоположность с воробьиным сычиком - трудно сказать. Мохноногий сыч также как ушастая сова и серая неясыть, чаще встречался весной - в марте месяце.
  • Несомненно, увеличение числа встреч несколько подкорректировало бы результат.
  • Но пока есть вот такие цифры.

Розовое небо над лесом.

Фиолетовый просвет.
 
Конец февраля 2017 года.

Количество встреч различных видов сов в течение условного годового интервала.

Моя февральская дорога.


Зимние, мороженые яблоки.

Утренние облака.


Серёжки лещины в розовом свете февральского утра.
  • В отношении времени суток получилось следующее. Раньше всего (внутри суточного интервала) сычик отмечался в 3 часа 15 минут. Позже всего в 21:39. В дневные часы - с 9:48 до 18:08, и в ночные часы с 21:39 до 3:15 он не был зарегистрирован.
  • Так что, по крайней мере, на основании этих наблюдений, воробьиного сычика можно считать совок сумерек. Утренние и вечерние зори - период наибольшей его активности.
  • Хотя, абсолютность такого утверждения можно, скорее всего, отнести к весьма скромному объёму материала. Тем более, что для одной встречи у меня не зафиксировано время.
  • Для сравнения, у серой неясыти, наблюдается несколько иная картина. При двух периодах частых встреч, приходящихся на зори, наблюдается также значительная частота встреч в ночные часы.
  • Для ушастой совы - своя картина. Выраженный вечерний пик встреч с этой совой соседствует с ночными случаями наблюдений, приходящимися на 2 часа ночи.
  • У мохноного сыча, при утреннем и вечернем пиках голосовой активности, наблюдается также регулярная вокализация в течение всей ночи.

Та самая вырубка, "второй пары". Февраль 2017 года.
 
Ельник на краю вырубки.

Именно здесь и токовал воробьиный сычик.


Чага и ещё нечто на стволе берёзы.

Количество встреч различных видов сов в течение условного суточного интервала.

Большой осиновый пень в лесу воробьиного сычика.
 
Дупло. Есть ли там кто нибудь?
Дупло в берёзовом пне.
  • Однако, кроме специфики активности по месяцам года и времени суток, все возможные наблюдения за воробьиным сычиком дали ещё один интересный результат.
  • Точнее сказать, подсказали, где нужно искать.
  • Уже очень давно, практически все годы полевых наблюдений, мне приходилось встречать ночью различных дневных птиц, сидящих на земле или на ветках деревьев и кустарников. Причём происходило это в любой сезон года.
  • Иногда птица, которую и увидеть то не удаётся, пугается света фонаря, срывается с ветки, путаясь в густых зарослях и громко хлопая крыльями, стремится улететь. Но иногда она остаётся сидеть и подпускает вплотную.

Расщелина в берёзовом пне.

Берёзовый бурелом.

Волчья "лапа" на снегу.

Певчий дрозд в ночном ельнике. 9 августа 2016 года. 3 часа 52 минуты.

Черноголовая гаичка на ветках осины. Февраль 2017 года.


Большая синица. Март 2017 года.

Кого-то съели.
  • И вот, в августе 2016 года, эти прежние, случайные, разрозненные наблюдения, натолкнули меня на понимание того, что эти "ночные" дневные птицы вполне могут быть объектом охоты воробьиного сычика. Собственно, события 8 и 9 августа 2016 года я достаточно подробно описал в статье "Сова на четыре ноты". И именно тогда у меня впервые и появилась мысль о ночной охоте воробьиного сычика.
Нарост на берёзовом стволе - кап.

Бывшая вёска Слоўч.


Моя будка с колодцем.

Чёрный дрозд. 9 августа 2016 года. 3 часа 57 минут.
Старый подкормочный навес.


Остатки навеса.
 

Удобно посидели.
  • Безусловно, это пока всего лишь предположение, правда и основанное на некотором опыте, но всё же...
  • Из шести случаев аудиального наблюдения воробьиного сычика возле посёлка Крупский, в пяти, он отмечался внутри или рядом с маленьки прямоугольничком леса, примерно 100 на 150 метров. И только однажды приблизительно в полукилометре от него.
  • Эти полтора гектара елового и смешанного леса были фактически центром его места обитания.
  • Токовал воробьиный сычик по вечерам или ближе к рассвету. Спрашивается, что он молча делал в непроглядной темноте ночи в старом ельнике? Самый вероятный ответ - охотился. И одним из объектов его охоты и могли быть дрозды, сидящие на ветках елей, прижавшись к стволу.
Заботьтесь о будущем.
Квартальный столбик.


  "Памятник тетеревам" на одном из моих перекрёстков.

Ещё один певчий дрозд. 4 часа утра.
Замёрзший пруд.


  "Круглая" будка.
Вёска Маласаі. Тоже бывшая.
  • Конечно, такой вывод напрашивается всего лишь из побочных наблюдений. Непосредственно охоту воробьиного сычика мне пока не удалось наблюдать. Но если хищник и жертва оказываются вместе в одном и том же интервале времени и пространства, почему бы и не предположить возможность их взаимодействия.
  • Кроме этого, регулярные встречи зимой в лесах с маленькими стайками гаечек или синиц, позволяют предположить, что у воробьиного сычика даже в самую суровую пору года, кроме его знаменитых кладовых, имеется достаточный источник пищи. Это - "ночные" дневные птицы, сидящие на ветвях деревьев.

Охотничья вышка.
   


 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта