Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фотографии без названия
Иллюстрация мысли
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
82. Ночь на кладбище.
83. Ночь пахнет шоколадом.
84. Два мохноногих сыча.
85. Сложная семейная жизнь.
86. Он, всё-таки, прилетел!
87. Семейная жизнь в тишине.
88. Итоги мая.
89. Шершни и танцы.
90. Самка начинает появляться.
91. Самец кормит.
92. Дюжина мышей и птенцы.
93. Прощание в тишине.
94. Новое семейство и дети.
95. Четыре птенца.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
1. Первая встреча.
2. История с реинтродукцией.
3. Голубая квакша.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
2. Фенетическое мечение.
3. Как там, в дальних странах.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
2. История с реинтродукцией.

  ИСТОРИЯ С РЕИНТРОДУКЦИЕЙ.  
   
 
  • В первые годы моей, уже серьёзной, научной работы заняться квакшей мне помешали, как ни парадоксально, травяная и остромордая лягушки. Дело в том, что в середине 80-х у нас была общая тема по сравнению заповедных и не заповедных территорий северной и южной части Беларуси. А я в весенний период на эту тему никак не попадал, потому что надо было заниматься воздействием нитратов, нитритов и радиации на личинок бурых лягушек. Тема была сама по себе очень интересная, но в полевых условиях я оказывался, что называется к "шапочному разбору". И квакшу, которая была в те годы на пике популярности у моих коллег, видел, преимущественно в банках с травой, в которых её привозили иногда "с югов".
  • Потом ещё "ввалился" в нашу жизнь Чернобыль. А квакша как была, так оставалась некой экзотикой, но на втором плане.
  • Но с 1987-88 годов я как-то начал потихоньку навёрстывать те упущенные весенние наблюдения. Правда таких массовых выездов на север и юг уже не было и мне пришлось, в индивидуальном порядке, плестись в "хвосте науки".
  • В те годы, несмотря на свою вынужденную (да честно говоря - и желаемую) индивидуальность в исследованиях, у меня уже изрядно формулировалось основное направление моих научных исследований на всю оставшуюся жизнь. А именно - изучение пространственной структуры размещения животных. Безусловно, там лидировали фоновые виды. А квакша, опять-таки, была попутным, случайным видом.
  • Но уже тогда, я стал замечать, что в отношении моего объекта наблюдений, а именно - пространственной структуры, квакша показывает мне нечто совершенно интересное. И к этому виду стоило бы присмотреться повнимательней.
 
   
 
  • И тут произошли сразу два события, которые в значительной степени и определили мои дальнейшие отношения с квакшей.
  • В 1988 году у нас состоялась весьма своеобразная экспедиция по правобережным притокам Припяти. Проходила она, если мне не изменяет память, в июле. И в самом начале произошла заминка, заставившая несколько отклониться от намеченного маршрута. Мы не доехали до Малоритского района. Поэтому самая дальняя точка поездки была отложена на следующий год. А на следующий год мы отправились в Малоритский район не в июле, а в июне. И квакши там было достаточно много. Я даже занялся фенетикой этого вида и обнаружил много чего интересного. Хотя квакша у нас всегда считалась видом, как раз малоинтересным с точки зрения фенетики.
 
   
 
  • На самом рубеже 80-х и 90-х нашей квакшей сильно заинтересовались в Латвии. И мне пришлось два или три раза съездить за квакшей вместе с ними, а потом ещё столько же, но уже самостоятельно.
  • Дело было в том, что квакша сравнительно недавно обитала в Латвии, а потом этот вид там полностью исчез. Вот тогда то и возник совместный проект с целью реинтродукции квакши в Латвии.
  • Вообще тогда было "интереснейшее" время. Впереди маячил 1991 год. Правда, мы об этом ещё не знали.
  • Собственно именно тогда я и увидел какую-то "странную" манеру квакши распределяться на местности. Это было всё не так, как у бурых или зелёных лягушек. Ну вот например, на бескрайних мелиоративных полях, где множество каналов и просто немереное количество всяческих мелких и средних прудиков и разно размерных луж, квакши выбирали два-три водоёма, в которых и размножались. А остальные водоёмы попросту игнорировали.
  • Как грамотно обозначить этот факт меня тогда очень интересовало. Ну, уж а выяснить причины такой мозаичности - это было верх дерзости.
  • К сожалению, вскоре наступили времена, когда не только квакшей, а и наукой вообще пришлось фактически перестать заниматься. Вопрос с причинами мозаичности размещения квакши так и остался не исследованным.
 
   
 
  • Но вот о самой реинтродукции надо сказать ещё несколько слов. Вскоре после этих событий мы уже оказались в разных государствах. И общаться иногда приходилось даже через посла Латвии. Вот как!
  • Первые два, три года, вроде бы, там в Латвии, с квакшей было всё в порядке. Доставленные туда самцы и самки благополучно отложили икру. Новое поколение выжило и выросло. Как-то, с оказией, мне попал в руки популярный латвийский журнал, в котором описывались эти события. Правда, про моё участие в журнале не упоминалось. Ну и ладно, главное, что квакша в Латвии прижилась.
  • Но это ещё не всё. Все прежние связи с моими коллегами из Латвии постепенно полностью прекратились. Ну, такова жизнь. И вот я узнаю очередную новость. Дескать, эксперимент с белорусскими квакшами всё же провалился. И новую попытку было решено сделать то ли из Дании, то ли из Швеции. Всё.
  • Как бы ни так! Уж совсем недавно (год или два тому как) узнаю диаметрально противоположную новость. Теперь не получилось с Данией (или Швецией), а те, именно те, белорусские квакши всё-таки выжили. Вроде бы их не смогли грамотно учесть в природе. Решили, что они все погибли, а они и не погибли. Всё в дыму, или как там...
  • Конечно же, сегодня, вопросом реинтродукции квакши в Латвию занимаются совершенно другие люди. Они вряд ли знают о подробностях событий почти тридцатилетней давности.
  • Но если квакша обыкновенная всё же прижилась в Латвии, это хорошо. И откуда она, из Дании или из Беларуси, теперь уже не важно.
  • Лично для меня - точно не важно.
 
   

   


 
Заметки о природе Беларуси.Фотографии без названияИллюстрация мысли