Он вольный художник, который рисует от серого чёрным...
Заметки о природе Беларуси.
Фото галереи сайта
Заметки о природе Беларуси.
Почему я стал изучать сов.
Почему я стал изучать сов 2.
Почему я стал изучать сов 3.
Почему я стал изучать сов 4.
Какие там ещё совы?
Проект "Совы".
СОВЫ У СЕБЯ ДОМА.
1. Мохноногий сыч.
2. Глушец. Следы древней жизни.
3. Встреча с семейством.
4. Совиная ночь.
5. Обитатель города.
6. Озеро смерти.
7. Хлев.
8. Барсучий гон.
9. Исчезнувшее поселение.
10. Девушка Синильга.
11. Не сезон.
12. Король ночных рек.
13. Спутники.
14. Кое-что про филина.
15. Дождь над Можей.
16. Мартовский сыч.
17. Крот на обед.
18. Мы падаем.
19. Подарок от Синильги.
20. Пара на Уборти.
21. Старица. Налибокская пуща.
22. Зима 2012.
23. Ушастик на поселении.
24. Ушан, сплюшки и другие.
25. Галый Бор и несвижский замок.
26. Февраль 2013 года.
27. Зима. А вот в наши годы...
28. Лебедь на Бобре.
29. Сто метров до Можи.
30. Сыч красавец и жёлтые подводные озёра.
31. То ли апрель, то ли зима.
32. Маленькая поездка в Мир.
33. Филин и мохноногий сыч.
34. Тремля, куница и страна фиолетовых гор.
35. Куница-инвалид.
36. Примень.
37. Любчанский замок.
38. Редкая встреча.
39. Новогрудок.
40. Золотые руки Ивенца.
41. Болотные совы.
42. Ночь дождя.
43. Кресты. Память разных войн.
44. Пекалин. Усадьба Монюшко.
45. Бобр. Ведическое капище.
46. Маленькая голубая белочка.
47. Лесные сони и кое-кто ещё.
48. Эмоции, воздействие, половой диморфизм и сплюшка.
49. Сова на четыре ноты.
50. Охота на сплюшку.
51. Кто такой сателлит?
52. Взаимоотношения.
53. Бородатая неясыть.
54. Забытый стационар.
55. Свято место.
56. Утро летних туманов.
57. Из жизни сорокопутов.
58. Сатаров лес.
59. Будка с колодцем.
60. Вторая пара.
61. Кто доминирует в паре?
62. Ещё раз о половом диморфизме у серых неясытей.
63. Осенние неясыти.
64. Голубой лес.
65. Мороз и Солнце.
66. Время начала токования.
67. Мои неясыти.
68. Дети Сатарова леса.
69. Заметки к образу жизни воробьиного сычика.
70. Тишина на Дедике.
71. Свадьба Владислава Ягайло и Софьи Гольшанской
72. Хлев-2017 в мае. Аналогия Дедика.
73. Синильга. Бородатая неясыть и другие.
74. Совы Синильги.
75. Цена неудачи.
76. Молодая самка.
77. Семейство воробьиных сычиков... Или нет...
78. Год мохноногих сычей.
79. Хлев-2017. Осень. Новое поколение.
80. Оленья преграда.
81. Октябрьский воробьиный сычик.
ТРАВЯНАЯ ЛЯГУШКА.
1. Ноябрь. Фильм о жизни травяных лягушек.
2. Жизнь в декабре.
3. Аномалии января.
4. Гонадотропин.
5. Смерть и любовь.
6. Конкуренты и соседи.
7. Зима в марте.
8. Икра.
9. Первый шаг.
10. Ротовые диски.
11. Русалки и агрегации.
12. Уша. Танцы миног.
13. Уша. Бобровые плотины.
14. Асино. Удивительное время года.
15. Мини Гранд-Каньоны.
ОСТРОМОРДАЯ ЛЯГУШКА.
1. Два вида.
2. Голубое и оранжевое.
КРАСНОБРЮХАЯ ЖЕРЛЯНКА.
1. Ночной маячок.
2. Апрель 2012.
КВАКША ОБЫКНОВЕННАЯ.
САЛАМАНДРЫ БЕЛАРУСИ.
1. Драконы подземелий. Обитают ли они в Беларуси?
2. Саламандры заповедника.
3. Тритон.
4. Первый.
5. Половой диморфизм.
6. Свадьба тритонов.
7. Сперматофор.
8. Типовая территория.
9. Икра. Личинки. Тритончики.
10. Ночная жизнь.
11. Тритон в подземной жизни.
СЕРАЯ ЖАБА.
1. Жизнь жабья.
2. Рюкзачок на спине.
3. Сперматофор серой жабы.
4. Чёрный шнур.
5. Жабы путешественники.
ЗЕЛЁНАЯ ЖАБА.
1. Происки врагов и прочее.
КАМЫШОВАЯ ЖАБА.
ЧЕСНОЧНИЦА.
СООБЩЕСТВА.
1. Четыре вида.
2. Экологическая ниша или нет.
3. Атмосферное давление.
ДЮНА КОРОНА.
1. У начала времён.
2. Побег Михалыча.
3. Первая аррибада.
4. Гадючья лихорадка и Молодая.
5. Иная история Молодой.
6. Новая Шамбала.
7. Позвоночник черепахи.
8. Недоступная пустыня Беларуси.
НАСЛЕДНИКИ ДИНОЗАВРОВ.
1. Амфибии и рептилии ПГРЭЗ.
2. Наследники динозавров.
3. Жизнь семейная.
7. Хлев.

ХЛЕВ.

   

Остатки знаменитого хлева.
  • Есть такие места, в Беларуси, куда попадаешь первый раз случайно. Да затем много раз возвращаешься. По разным причинам. Ну, например, потому, что там удобно наблюдать дикую жизнь природы.
  • Как то, много лет подряд мне приходилось бывать на одном из рыбхозов Полесья. Рыбхоз – территория интереснейшая с точки зрения всякой живности. И совы там тоже были. Я отмечал и серую неясыть, и ушастую сову, и мохноногого сыча, и сплюшку. Но для недельной стоянки подходящего места не было.

Это последние постройки. Скоро и их уберут.

Дубы. Сухие и цветущие.


Кадр из фильма. Самец ушастой совы.
Солнце и Луна на закате.


Он позировал мне более 15 минут.
 Кадр из фильма. Совин крупным планом.
  • И вот однажды, все вместе – я и мои спутники, решили поискать в окрестностях другое пригодное место для лагеря. В нескольких километрах от прудов случайно наткнулись на старую, заброшенную пасеку. Ульи там были убраны и, видимо, на это место никто давно не наведывался. Рядом с поляной в дубраве, на которой когда-то была пасека, проходила и проходит хорошая просёлочная дорога. Но так как всех местных и окрестных браконьеров интересовали исключительно рыбхозные пруды, на брошенную пасеку, в общем-то, никто не заворачивал.
  • За дорогой, недалеко от пасеки, находился заброшенный коровник и силосные ямы. Впрочем, их остатки расположены там, и по сей день.
  Вскоре после этого кадра самец ушастой совы улетел.

Перья погибшей птицы. Возможно совы.


Залитая весенняя дубрава.
 
Пожалуй, это последнее фото остатков знаменитого "хлева". Вскоре и эти обломки убрали.
Утренний заяц.

Аист на гнезде.

Скопление личинок остромордой ляушки в луже.
  • При первой же возможности я отправился обследовать этот хлев с целью поиска совиных гнёзд. И вскоре нашёл то, что искал. Это было целое гнездилище, огромная платформа, метра полтора в диаметре. Располагалась платформа в провисшей крыши одного из сараев на высоте около двух метров. Между шифером и досками потолка был слой соломы. Доски и солома опустились на полметра ниже шифера, который ещё висел на подгнивших стропилах. Вот в этой щели, открывавшейся внутрь сарая, совы и устроили себе гнездо. Гнездо было свежее, явно не прошлогоднее. На соломенной платформе находилось множество погадок, мелких костей, перьев, кусочков мёртвых грызунов  и прочих следов совиной жизни. Птиц не было. Возможно, птенцы и взрослые покинули гнездо – это был уже самый конец весны, а может быть произошла какая-нибудь беда – я так и не узнал.

В апреле даже чесночницы позируют днём.

Облачко над дубами.

Вид брошенной пасеки - места нашего лагеря.
 
Жужелица зернистая - Carabus granulatus.
Болотная черепаха.

Пасека с другой стороны.

Жужелица мне позирует.
  • Судя по размерам маховых перьев и времени, когда птенцы могли покинуть гнездо – здесь обитали именно серые неясыти. Но это лишь предположение.
  • После находки гнезда место и стало условно именоваться «хлев».
  • На следующий год гнездо ещё было на месте, но оказалось уже изрядно разрушено временем. Потом ещё год или два мы приезжали к «хлеву». Неясытей я и видел, и слышал, и даже примерно отмечал, где они явно гнездились, но сам развалившийся коровник – «хлев» их больше не интересовал.
  • В наш последний визит к хлеву там неожиданно снова стали держать молодых тёлок и даже начали строить какое-то подобие сараев. Тогда я решил, что заброшенное место явно вернут в хозяйственный оборот и останавливаться там лагерем будет неудобно.

Гребенчатый тритон.

Тритон крупным планом.

Дятел на берёзе.

Гребенчатый тритон - весьма редкий вид земноводных в Беларуси.

Один из дубов на месте съёмок.


Именно на этом дубе я и снимал ушастую сову ночью.
Дупло в дубе. Возможно именно туда самец ушастой совы мечтал привлечь самку.
  • Но произошло всё не так.
  • Прошло девять долгих лет, прежде чем получилось вернуться к хлеву. Коровник опять забросили, силос стали складировать несколько в другом месте, пастбища на мелиорированных полях заняли под пашню.
  • Одно браконьерство на прудах, пожалуй, не изменилось.
  • Но в этот раз я обнаружил здесь целую колонию ушастых сов.
  • И вот об этих удивительных призраках ночи я и хочу рассказать в этом фильме.
  • 25 апреля 2009 года мы расположились на той самой поляне в дубраве, на давным-давно не существующей пасеке, возле «нашего хлева».

Гнездо в развалинах хлева.

В хлеве гнёзда делали не только под крышей, но и в стенах.

Сорочье гнездо недалеко от хлева.
Основной дуб возле Хлева. Именно на нём чаще всего и удавалось увидеть или снять сов.

Это жилое гнездо горихвостки-чернушки.


Солнце на закате.

Серпик месяца.
  • Трудно, практически невозможно, передать всё истинное очарование конца апреля в Белорусском Полесье. Особенно если дни солнечные и почти жаркие, а ночи ясные и холодные.
  • Но переход от дня к ночи, когда огромное красное солнце скатывается за зубчатую кромку безлистного леса, а затем в серо-голубоватом небе появляется тончайший серпик молодого алмазного месяца – это, совершенно ни с чем несравнимое зрелище.
  • И вот именно такой вечер и выдался в тот день.
  • Постепенно небо, даже на западе, становилось всё более серым, а краски заката над кромкой леса переползали в багрово-серые и серо-чёрные. Контур леса становился, почти неразличим, на фоне заката.
Вечернее небо.

Куча перьев.


Наше основное транспортное средство.

Вид на бывшую пасеку.
Мой коллега Сергей Михайлович со своими любимыми черепахами.


Цветущий апрель.
Пейзажи апреля.
  • Вот в это время, как раз со стороны заброшенного коровника, приблизительно в полукилометре от нашего лагеря, начал токовать самец ушастой совы.
  • Дневные птицы ещё не окончательно замолчали, особенно старались провожать уходящий день дрозды, а ночь уже стала подавать свой голос.
  • Когда я подошёл к месту, где кричал самец ушастой совы, сразу заметил интересную особенность его поведения. Он кричал на участке, диаметром не более чем сто пятьдесят – двести метров. И внутри этого участка у него было четыре основные позиции и ещё две-три запасные, на которых он и токовал.
  • Перемещался по своему участку он отнюдь не беспорядочно, а использовал только одни и те же места.
  Паутинка.

Заброшенный сарай недалеко от места нашего лагеря.


Головастики остромордой лягушки.

Заход Солнца на Тремле.
 
Весеннее половодье.


Пасека "с другой стороны".

Перья погибшей совы.
  • Моё приближение он, безусловно, слышал и вначале, как мне показалось, даже не знал как себя вести. Видимо такое вторжение на его участок произошло впервые.
  • С одной стороны от дороги, со стороны нашего лагеря, у совы было выбрано два, довольно старых, дуба. Они находились в куртинке молодого, редкого осинника с подростом из лещины. Дубы располагались примерно в семидесяти метрах друг от друга.
  • На другой стороне дороги, со стороны хлева, совин облюбовал очень густую сосну. Метрах в ста, прямо в сторону лагеря, вдоль дороги, было несколько старых тополей. Это была его четвёртая основная точка.
  • Заметно реже самец кричал с одной – двух позиций, прямо из осинника между «его» дубами. Кроме этого два раза за три вечера наблюдений он улетал на пустырь бывшего коровника и устраивался там, на одиночной, старой груше.
Перо.
Дуб и две берёзки.
 
Опушка.

Остатки домов возле Хлева.

Дубовые ветви.
 
Кружево веток.

Сухая, дубовая ветка.
 
  • В первый вечер мне так и не удалось его увидеть и снять. Я подходил максимально возможно близко к месту, откуда кричит самец ушастой совы, метров на 40-50. При этом он замолкал и через несколько минут снова начинал токовать позади меня на прежней позиции, метрах в ста от того места где я напряжённо вслушивался в наступившую тишину.
  • Я возвращался обратно и он точно так же менял позицию. Так продолжалось долго, с той лишь разницей, что иногда совин менял основные точки своих ночных песен, на – дополнительные.
  • Однажды, в первой половине этих маятниковых движений туда-сюда я попытался его спровоцировать и включил аудиозапись голоса другого самца. Мой совин замолчал и минут 15-20 раздумывал над предложенной ему ситуацией. Я, конечно, надеялся, что он подлетит поближе, начнёт возмущаться и искать конкурента, и я смогу его отснять на видео. Но этого не произошло. Помолчав некоторое время, самец ушастной вновь подал голос с одной из своих позиций.
Вид на бывшую пасеку с прошлого места нашего лагеря. Апрель 2010 года.
Цветок ветреницы дубравной.


  Ветреница дубравная.

Дорога на Першую Слободку и Копаткевичи. Вдали видна заброшенная водонапорная башня. Теперь её уже снесли.

Вся пасека в цветах.


Весенняя красота.

Между бывшей пасекой и местом нашего теперешнего лагеря есть полоска поля и канал на нём.
  • В последующем я сделал ещё две-три провокации, но он уже совсем никак на них не отреагировал.
  • Маятниковые движения туда-сюда продолжились, опять без какого-либо результата.
  • Искать сову ночью, в темноте, да когда ещё она молчит – занятие менее перспективное, чем поиск иголки в стогу сена. Как только ушастик замолкал, я никак не мог его обнаружить.
  • Пройти сто метров по лесу, в полной темноте, когда то натыкаешься на какие-то кочки, то проваливаешься в ямки, цепляешься за ветки и то и дело вытаскиваешь застрявшую аппаратуру – занятие весьма интересное. Проще днём пройти по такому же лесу все 10 километров.
Поле и лес.
Главный рыбхозный канал. Апрель 2010 года.


  Рыбхозный канал. Выше по течению от моста.

В самый первый наш приезд сюда, к Хлеву, мы останавливались даже не на самой пасеке, а вот именно здесь, на опушке этой маленькой полоски леса. И именно из этого лагеря, который мы использовали лишь однажды, я и нашёл то самое гнездо в коровнике.
Рыбхозный канал. Выход от нашего лагеря. В 2010 году дорога по правому берегу канала была даже ещё проезжей. Теперь дороги там нет.


  Дорога на Копаткевичи. Апрель 2010 года.
Правая сторона дороги на Копаткевичи. Справа, вдали - место бывшего Хлева.
  • Не знаю точно, сколько продолжалась эта гонка – час или два. Поняв бесперспективность занятий, и признав очередную неудачу, я уже собирался было возвращаться в лагерь, но тут произошло сразу три интересных события.
  • Во-первых, я обнаружил, что самец ушастой совы в промежутках между очередными сериями токовых криков кружил вокруг меня, выписывая круги диаметром метров 20-50. В отражённом свете звёздного неба его белесоватый силуэт, подобно привидению, время от времени, проплывал на фоне чёрной стены леса.
  • Во время этих круговых полётов самец ушастой совы изредка хлопал крыльями. Эти хлопки были отчётливо слышны.
  • До этого я знал, что самцы болотных сов, во время брачных полётов, взлетая вверх и пикируя вниз, выдают целую серию таких хлопков, аплодируя крыльями под брюшком.
Угол рыбхозного канала, выше по течению от моста. Старый, заброшенный столб.

Виноградная улитка.
 
Голова улитки.

Дубы возле бывшего Хлева.
Показываем рожки.


  Улитка и те, кто на ней.

Дубы на нашей пасеке.
  • Болотная и ушастая совы – это представители двух родственных видов одного рода. Поэтому элементы брачного поведения у них могут быть сходны.
  • Хлопки крыльями у ушастых сов мне тоже были давно и хорошо известны.
  • Собственно говоря, хлопки крыльями этих двух видов сов неоднократно описывались в литературе.
  • Но именно здесь я понял их значение в весеннем токовании самца ушастой совы. Точнее сказать – именно в этом случае.
  • Самец явно разбирался с «вторженцем» на его токовой участок, видимо, пытаясь понять кем же я для него являюсь. При этом он использовал весь арсенал имеющихся средств, в конечном итоге явно убедившись в бесперспективности вечера, точно так же, как и я.

Косогор возле нашего прошлого лагеря.
Сосенка возле лагеря.


  Главный дуб пасеки и сосенка перед ним.

Вид вдоль дороги на Копаткевичи.

Махина дуба.


Пчелиная ловушка на дубе.
Ветви.
  • Во-вторых, к концу этих хождений, ещё метрах в пятистах-семистах дальше от лагеря, подал голос второй самец ушастой совы. Он тоже токовал на отдельных деревьях или в маленьких куртинках леса вдоль той же дороги.
  • Несомненно, в эту весну здесь планировало разместиться целое поселение ушастых сов.
  • В-третьих, когда я уже уходил с места ночных приключений, где-то в стороне от дороги, на расстоянии километра или полутора, со стороны полей подал голос филин. Хотя, возможно, это мне показалось.
  • На следующий день, 26 апреля, я отправился на дневной осмотр местности.
  • Несмотря на то, что лес ещё был почти не покрыт листвой и хорошо просматривался во все стороны, самца ушастой совы я так и не увидел.

Кривая берёза на пасеке.

Цветёт хохлатка.


Цветок хохлатки - чудо белорусской природы.

Вдали, справа, видны силосные ямы. Их и по сию пору периодически используют.

Цветёт молочай.


Утреннее Солнце и моя аппаратура на пасеке. Апрель 2010 года.
Аппаратура для ночной работы. Так она выглядела в 2010 году.
  • Зато нашёл центр его интересов на токовом участке. Им, несомненно, было дупло в одном из не самых больших дубов, внутри полоски осинника, рядом с дорогой. Интересно то, что именно с этого дуба ночью самец ни разу не токовал. В дупле днём никого не было. Видимо пара ушастых сов здесь ещё не образовалась, и самец интенсивно звал по ночам подругу.
  • Сорочьих гнёзд на участке токования не было. Единственными руинами коровника, ещё здесь стоящими, ушастик тоже явно не интересовался. Ночью он там не токовал и днём я обнаружил в этих развалинах только одно заселённое гнездо горихвостки-чернушки, а также шнырявших туда-сюда рыжих полёвок.
Апрель 2015. Хлев.
Над Тремлей собирается гроза.


  Тучи сгущаются.

Дорога и полоска леса за ней.

С запада наползает облачный фронт.


Дубрава возле нашего лагеря.

Дубрава при свете дня.
  • Возле лагеря я нашёл остатки совы. Скорее всего – именно ушастой совы. Судя по характеру размещения перьев – сову убили в воздухе и разорвали на земле. Никаких частей тела – лап или головы не было. Только перья, лежащие компактным кружочком.
  • Вечером я вновь отправился в гости к токующему самцу ушастой совы. На этот раз с третьей попытки мне, наконец-то, удалось поймать его в лучи фонарей подсветки и начать снимать.
  • Как бы в благодарность за все усилия, он позировал мне почти шестнадцать минут, после чего спорхнул куда то вниз, в темному и исчез в ночи.

Канал в апреле.
Место возле нашего лагеря. Мост через канал.


Дорога на озеро Дикое.
 

Наш лагерь возле Хлева.

Апрельская картина.


Вид с моста. Дорога на Копаткевичи. Налево уходит дорожка к нашему лагерю.
Цветёт осина.
  • Свет подсветки он, несомненно, видел и уж конечно слышал меня, но, видимо решил, что можно продолжать токовать.
  • Кричит самец ушастой совы едва заметно вздувая горло. Низкочастотное и монотонное «у-у-у» очень сложно записать издали. Нужно стоять вплотную, чтобы запись получилась.
  • Незадолго до отлёта самец выбросил экскременты. Любопытный биологический момент. Это значит, что во время усилий по поиску самки самец успевал кормиться – он, несомненно, добывал мелких млекопитающих и явно не голодал.
  • Съёмку я проводил с расстояния около 30 метров. Ближе подойти было просто невозможно.
Остатки фундамента под деревьями.

Кусочек "саванны" между дорогой и полем.

Панорама места основных событий.

Пруды рыбхоза.

Это - Полесье. Саванна.


2015 год. Ещё видны кое-какие остатки забора возле бывшего "хлева".

Вот именно на этом месте и стоял тот самый коровник, в котором я нашёл заброшенное гнездо.
  • Вскоре после окончания съёмок с соседнего участка вновь подал голос второй самец ушастой совы. Некоторое время я слышал, как обе эти совы перекликались между собой.
  • Позже, когда я уже возвращался в лагерь, откуда-то издали, с полей опять пару раз крикнул филин. Получается, что накануне я не ошибся.
  • На следующий день, опять-таки недалеко от места нашего лагеря я нашёл ещё сразу два места, где тоже валялись перья сов. Они были тоже явно свежие, отнюдь не перележавшие зиму.
  • Получается, что фактически на месте токования этого самца ушастой совы весной 2009 года погибли сразу три совы. Трудно определить, каким именно образом это произошло. Возможно, их уничтожил филин, а лисица или енотовидная собака растащили остатки на земле. Может быть, среди погибших сов была подруга самца, которого я снимал.

Остатки забора на месте коровника.
Пустырь на месте бывшено коровника.


  За пустырём в полоске леса был скотомогильник.

Главный рыбхозный канал.
На дальнем краю пустыря - рухнувший дуб.


Белая точка вдали - силосные ямы.
Саванновая полоска дубов вдоль дороги - одно из основных мест моей фотоохоты на сов.
  • Но это только предположения. Несомненно, одно – весной 2009 года возле хлева происходила весьма бурная совиная жизнь. И эта жизнь скрыта темнотой ночи.
  • На следующее утро мы уехали от «нашего хлева». Экспедиция закончилась. Ранним утром, когда я уже заканчивал съёмки прямо в кадр случайно попал ещё один обитатель совиной территории.

В центре - "основной дуб". Именно на нём я снимал ушастых сов и серых неясытей.
 
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика
 
 


 
Заметки о природе Беларуси.Фото галереи сайта